Рубенс Баррикелло: Почему бы не подумать об IndyCar?

Рубенс Баррикелло (справа) и Бруно Сенна, 2011 год

Рубенс Баррикелло был скуп на комментарии по поводу расставания с Williams, однако сделал исключение для своего давнего друга, известного бразильского журналиста Ливио Ориккио: в воскресном номере газеты O Estado de S. Paolo опубликовано большое интервью с ветераном Формулы 1…

Вопрос: Вы собираетесь участвовать в тестах в IndyCar по приглашению команды KV Racing. Рассматриваете переход в эту категорию гонок как один из возможных вариантов продолжения карьеры?
Рубенс Баррикелло: Я всегда хотел принять участие в таких тестах, я люблю скорость, так что мое желание вполне естественно. Я проводил отдых вместе с Тони Канааном, который выступает за эту команду, и он предложил мне прокатиться на его машине. Он не впервые обращался с подобным предложением, и сейчас, когда я свободен от каких-либо контрактных обязательств, мне ничто не мешает это приглашение принять.

Накануне тестов в Себринге я готов к разным вариантам. Если вылезу из кокпита Dallara-Chevrolet с тем же ощущением, которое всегда испытывал за рулем гоночной машины, то почему бы и не подумать о выступлении в IndyCar. Ведь я люблю гонки…

Вопрос: Но еще в ноябре вы говорили, что ваша жена, Сильвана, просила не выступать в гонках на овальных автодромах…
Рубенс Баррикелло: Это правда. Это важный момент, и с ним предстоит как-то разобраться. Но еще до того, как я задумаюсь об этом, я должен познакомиться с машиной. Я еще не решил, как поступить. Всегда есть возможность провести сезон в IndyCar, но для начала надо попробовать свои силы на овалах. Тесты, которые мне предстоят в понедельник, проходят в Себринге, на трассе европейского типа. Именно там, в декабре 1992-го, Айртон Сенна тестировал машину команды Penske, за которую тогда выступал Эмерсон Фиттипальди.

Я в то время вел переговоры с Jordan, в составе которой вскоре дебютировал в Формуле 1, и надеялся, что Айртон будет выступать в Формуле 1, а не в IndyCar, чтобы я мог померяться с ним силами. Он был моим кумиром, я считал его лучшим гонщиком в истории Формулы 1.

Вопрос: А дети поддерживают ваше решение перейти в IndyCar?
Рубенс Баррикелло: Мои сыновья Эдуардо и Фернандо прыгают от радости – так им хочется, чтобы папа продолжил выступать в гонках. Если бы все зависело только от их желания, я бы уже там выступал. Они понимают, что новость о моем уходе из Williams не означает конец моей карьеры, а лишь переход к какому-то другому виду деятельности, связанному с автоспортом.

Вопрос: Вы говорили, что приучаете детей к картингу. Возможно, теперь у вас будет больше времени, чтобы подумать о будущем сыновей? Может быть, они тоже захотят стать гонщиками?
Рубенс Баррикелло: Своевременный вопрос. Не так давно здесь, во Флориде, они попросили разрешения принять участие в картинговой гонке, в которой выступали ребята в возрасте от 6 до 9 лет. Это было здорово. Обычно я спокойно сплю перед началом любых соревнований, но на этот раз так волновался, что провел почти бессонную ночь. Если честно, мне было страшновато.

В Америке родителям запрещено выходить на трассу, но я получил специальное разрешение. И я видел, что детям было весело, что они получали удовольствие, когда боролись за позицию, обгоняли, отражали атаки соперников. У меня даже слезы наворачивались. Точно такое же чувство испытывал мой отец, когда я начинал заниматься картингом.

Конечно, я волновался за сыновей, но с другой стороны, был счастлив, что они занимаются делом, которое я люблю. Пока не знаю, действительно ли их привлекают гонки, но, конечно, я готов их поддержать.

Вопрос: Значит, Формула 1 для вас уже осталась в прошлом?
Рубенс Баррикелло: Нет. Могут появиться новые возможности, и я по-прежнему мечтаю провести в Ф1 свой 20-й сезон. Не исключено, что ситуация изменится, и кому-то потребуется опытный гонщик. Кими Райкконен и Михаэль Шумахер вернулись, – почему я не могу вернуться тоже?

Вопрос: Как вы узнали, что проиграли Бруно Сенне в борьбе за место в Williams?
Рубенс Баррикелло: Фрэнк Уильямс сам мне позвонил и начал с того, что хороших новостей для меня у него нет, объяснив, что команда решила пригласить другого гонщика. Поскольку Фрэнк настоящий профессионал, он не назвал имя этого пилота. И в тот же день Williams объявила, что подписала контракт с Бруно.

Я договорился о спонсорской поддержке с компанией ВМС (Brasil Maquinas), и у меня были серьезные надежды на продолжение карьеры. Я был готов согласиться на изменение условий контракта, чтобы мои гонорары зависели от результатов.

Разумеется, я хотел выступать в гонках. Общеизвестно, что у Williams сложности с бюджетом, команда потеряла нескольких крупных спонсоров и была вынуждена выбрать контракт, который бы в большей степени отвечал ее экономическим потребностям. Это вполне можно понять. Нет сомнений, что решение продиктовано исключительно финансовыми соображениями.

(Как пишет Ливио Ориккио, в Англии поговаривают, что Рубенс мог гарантировать Williams бюджет примерно в $5 млн., тогда как спонсоры Бруно готовы были раскошелиться на $12 млн.)

Посмотрим, как со всеми этими сложностями команда будет заниматься доводкой машины. Бруно Сенне и Пастору Мальдонадо предстоит много работать, чтобы помочь команде, но проблема в том, что у них мало опыта. Трудно будет всем.

А вот Адам Парр мне не звонил.

Вопрос: А Бруно Сенна?
Рубенс Баррикелло: Бруно позвонил, и чувствовалось, что ему некомфортно. Я успокоил его, ведь мы друзья. Сказал, что у меня вопросы не к нему, а к Williams. Но хорошо, что за место в команде боролись два бразильца, ведь это гарантирует, что в Формуле 1 будет выступать бразильский гонщик.

Надеюсь, машина будет лучше, чем в прошлом году, и это поможет Бруно. Если у команды будет нормальный бюджет, она сможет прогрессировать. Во многом это будет зависеть и от пилотов, которые должны подсказать направление, в котором нужно работать, чтобы модернизировать шасси.

Вопрос: Вас огорчает, что вы расстаетесь с Формулой 1?
Рубенс Баррикелло: Я боролся за то, чтобы остаться в Ф1, в каких-то случаях даже забыв о гордости. Но сейчас я не чувствую себя расстроенным. Я уже говорил, что есть много других возможностей продолжить карьеру.

Вопрос: Как профессиональный гонщик вы добились больших успехов. Какие у вас планы? Может, вы станете предпринимателем, или вложите средства в какой-то бизнес?..
Рубенс Баррикелло: Я – суперконсерватор. Это я перенял у отца, который всегда говорил мне: «Не лезь в дело, в котором ты не разбираешься».

Текст: . Источник: O Estado de S. Paolo
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости