Михаил Алёшин: На овале надо думать в два раза быстрее

Михаил Алёшин. Первые тесты на овале. Фото команды.

На этой неделе российский гонщик Михаил Алёшин провёл первые тесты в серии Indycar на овале – на автодроме Homestead Miami Speedway, и рассказал читателям F1News.Ru о своих впечатлениях...

Вопрос: Гонки на овалах имеют весьма любопытную специфику. В чём была специфика прошедших тестов?
Михаил Алёшин: Тесты, в которых я участвовал – это так называемые «тесты новичков». Я был на трассе абсолютно один, приехали представители Indycar, которые в случае, если бы у меня что-то не получилось, теоретически могли воспрепятствовать моему участию в гонках на овалах – это была ещё и проверка со стороны серии. Всё прошло успешно. Команда активно вводила меня в суть дела – эта помощь очень помогла.

Сами тесты, по сути, ничем не отличались от тестов на привычных трассах. Выезд с пит-лейн, несколько кругов, возвращение, работа с инженером, какие-то изменения в настройках и следующая попытка.

Вопрос: За какими параметрами приходилось следить?
Михаил Алёшин: Несколько кругов, пока резина не износилась, на овале можно ехать с полностью нажатой педалью газа. Со стороны кажется, что всё просто, но если вы «едете в пол», это абсолютно не значит, что время на круге будет хорошим.

Траекторий на овале огромное множество. Чтобы круг в итоге получился короче, нужно ехать достаточно низко в повороте, сокращая дистанцию круга. Здесь и начинаются сложности.

Если ехать по траектории, к которой мы привыкли – сначала по внешнему радиусу, потом на апекс и снова по внешнему, то это просто, хотя на скорости 350 км/ч в поворотах возникают очень необычные ощущения. Но если ты при этом сокращаешь дистанцию, прижимаешь машину вниз, то она активно стремится выбраться наверх, возникает недостаточная или избыточная поворачиваемость – моменты бывают весьма неприятные.

Михаил Алёшин. Фото команды

Вопрос: Какие параметры оценивались комиссией Indycar? Время на круге?
Михаил Алёшин: Комиссия оценивала мою работу с командой в целом. Как правило, в Indycar приходят гонщики из серии Indy Lights, где они набираются опыта гонок на овале – особенно американцы. Но приезжают и гонщики из Европы, поэтому такая комиссия нужна, и по слухам, не всем удаётся пройти этот тест.

В принципе, для гонщика и команды это обычные тесты, но при этом комиссия смотрит, как ты работаешь, как едешь, и, естественно, время на круге. Я, если честно, особенно не переживал, работал по своей программе и в итоге успешно прошел этот тест.

Вопрос: Какое впечатление оставил овал? Удивление? Удовольствие? Разочарование?
Михаил Алёшин: Ни в коем случае не разочарование. Когда едешь с такой скоростью и так близко к стене, ощущения совершенно незабываемые. Дух захватывает – со мной такого давно не было. У овалов свои сложности, свои особенности, свои настройки. Если тебе на овале просто – значит либо мотор потерял мощность, либо антикрылья слишком сильно прижимают машину.

Честно говоря, мне очень понравилось, для меня это совершенно новое направление – мне очень интересно этому научиться. Думаю, первый шаг получился хорошим. Мы полностью отработали запланированную программу, провели небольшую имитацию гонки. В гонках совсем другие траектории, чем в квалификации, нужно беречь резину. Всё это достаточно интересно – мне понравилось.

Главная особенность овала в том, что там надо думать в два раза быстрее, ведь и средняя скорость в два раза выше. В этом и состоит главная задача, если вы хотите выступать на овальной трассе. Там всё происходит очень быстро.

Михаил Алёшин. Первые тесты на овале

Вопрос: Настройки машины на овале тоже радикально отличаются от обычных трасс…
Михаил Алёшин: Да, настройки совершенно другие. Развал колёс смещён внутрь поворота, в левую сторону – это видно невооруженным взглядом. Достаточно своеобразные настройки подвески, которая тоже работает только в одну сторону, как и развесовка. Машина немного наклонена влево. Когда вы едете по овалу, это почти незаметно, но на прямых машину тянет влево и тебе приходится её постоянно удерживать.

Общепринятое понятие, что на овале гонщики поворачивают только налево, абсолютно неверное – большую часть времени вы держите руль смещённым вправо, пытаясь удержать машину на прямой.

Самые большие сложности возникают, когда нужно быстро заехать или выехать с пит-лейн. На небольшой скорости аэродинамика почти не работает, трасса там непрофилированная, поэтому машина, настроенная с акцентом влево, ведёт себя абсолютно непредсказуемо.

Честно говоря, для меня это была одна из главных сложностей. Когда вы просто пытаетесь затормозить перед въездом на пит-лейн – руль уже стоит прямо – машина порой непредсказуема. Теперь я понял, почему у некоторых пилотов в прошлые годы возникали проблемы при въезде на пит-лейн, когда они на торможении просто врезались в стену. С такими настройками машина абсолютно не приспособлена для торможений, особенно на прямых.

Работать с аэродинамикой нужно крайне аккуратно – небольшие изменения дают серьёзный эффект из-за очень высоких скоростей. Угол атаки антикрыльев – минимальный, чтобы пилот чувствовал себя комфортно, но если перестараться, можно потерять контроль над машиной, а лететь там особенно некуда – это не Европа, зон безопасности нет.

Вопрос: Вы обсуждали с командой действия во время гонок на овалах?
Михаил Алёшин: Гонки обещают быть интересными. На такой скорости сложно уследить за тем, что происходит, поэтому есть специальный человек – споттер. Обычно он сидит где-то наверху, на трибуне, и сообщает гонщику по радио о происходящем вокруг него. Когда очень много машин, зеркал заднего вида уже не хватает, и споттер очень помогает – и когда ты выезжаешь с пит-лейн, и в гонке – он есть у каждого пилота.

Мы постоянно обсуждаем с командой, в том числе и гонки по овалам, меня заранее вводят в курс дела и я этому очень рад. Тактику гонок мы пока не обсуждали – я ещё не проехал ни одной квалификации на овале, так что с этим пока подождём. На следующих тестах, которые пройдут на овале, важно отработать действия с въездом и выездом с пит-лейн, работу со споттером – это очень важно.

Вопрос: Когда запланированы следующие тесты?
Михаил Алёшин: В Себринге, 3 и 4 февраля, потом в Сономе – ближе к концу февраля. Тесты на овалах тоже будут, но пока нет точной даты.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Предыдущая новость
Росс Браун: Я решил остановиться
Следующая новость
Клювы, хоботы, носы...
Другие новости
Читайте ещё