Двойное интервью: Дмитрий Сапгир и Пётр Алёшин

Дмитрий Сапгир и Пётр Алёшин

Проблема подготовки гонщиков никогда не теряла актуальности, но лишь в последние несколько лет получила реальное воплощение. Проект SMP Racing, запущенный в начале 2013 года, помогает более 50 пилотам раскрыть свой потенциал в разных гоночных сериях от картинга до чемпионатов FIA и американских гонок.

F1News.Ru встретился со спортивным директором молодёжной программы SMP Racing Петром Алёшиным и генеральным директором KMP Group Дмитрием Сапгиром, чтобы обсудить особенности их работы.

Вопрос: Молодежная программа SMP Racing не первая в своём роде. Помимо охвата и работы с детьми с раннего возраста, чем она отличается от предыдущих программ, и в чём ее преимущества?
Дмитрий Сапгир: Ее преимущество в том, что у нас больше свободы в выборе гонщиков, поскольку намного изменился масштаб – его стало больше. Увеличилось число гонщиков. Мы стараемся работать с лучшими с самого детства.

Вопрос: Что конкретно дает гонщику эта программа?
Дмитрий Сапгир: Прежде всего – правильное построение спортивной карьеры. Даже если у родителей есть деньги, то они практически никогда не знают, как правильно своего юного пилота направлять.

Петр Алешин: В любом виде спорта, не только в автомобильном, должны собраться воедино и физическая подготовка, и талант, и моральные качества, и хорошая голова, и адекватная семья – только тогда у нас получится некий продукт высокого качества. Если чего-то не хватает, то карьера не складывается.

Вопрос: Какие проблемы возникают с родителями?
Дмитрий Сапгир: Очень часто родители мешают развитию карьеры своего ребенка.

Петр Алёшин: Вот пример. Был у нас один мальчик. Он нормально выступал, и на следующий год надо было делать следующий шаг. Я сказал: «Очень хорошо, мы поедем там-то». Его отец ответил: «Нет, мы считаем, что надо делать по-другому». Пожалуйста, делайте по-своему. Но без нас. Может быть, через три или пять лет история нас рассудит, но в данный момент я считаю, что это неправильно.

Дмитрий Сапгир: Они поступили неразумно, и мы уже не можем в этом участвовать…

Вопрос: В конечном счёте, SMP Racing распоряжается бюджетом и определяет, кто где будет выступать, поэтому родители вынуждены мириться с этим…
Дмитрий Сапгир: Независимо от финансовых вопросов, родители не должны вмешиваться в профессиональную работу. Семья должна помогать, следуя нашим рекомендациям.

Пётр Алешин: Даже если родители участвуют в этом процессе и они обратились к нам как к профессионалам, то мы занимаемся их детьми и имеем некоторые профессиональные планы. Естественно, SMP Racing определяет, что им делать и как. Это не обсуждается.

Вопрос: У вас есть какие-то свои наработки, или вы используете только европейский опыт?
Пётр Алёшин: Естественно, мы стараемся использовать весь опыт – и свой, и европейский. За 17 лет у нас накопилось достаточно наработок. Мы, так или иначе, знаем практически всех, кто занимается этим спортом, и конечно, у нас есть определенное видение процесса…

Дмитрий Сапгир: Мы знаем, как правильно организовать тренировки. После Формулы Renault 2.0 гонщик должен быть настоящим спортсменом, уметь управлять тяжелой машиной и выдерживать нагрузки, поэтому ему приходится заниматься спортом по несколько часов в день.

Пётр Алёшин: Если он занимается картингом как таковым, то это помогает ему поддерживать форму, а дальше нужен фитнес.

Дмитрий Сапгир: Надо правильно организовать его тренировки. Очень часто не обходится без психологической подготовки. Грамотно должно быть всё: от спортивной и психологической подготовки до правильного выбора команды и чемпионата. Гонщик должен знать, за сколько дней приезжать на трассу, как организовать свой рацион, как общаться с прессой… Мы умеем всё это делать и реализуем это в рамках нашей программы. Вы видели только надводную часть айсберга. В программе SMP Racing занято много людей, работающих с пилотами, с PR.

Пётр Алёшин: На самом деле, это не громкие слова. Практически во всех чемпионатах, где мы участвуем, гонщики SMP Racing выступают в топ-группе – это говорит о том, что у нас есть своя достойная школа, и мы знаем, что делаем.

Поверьте, гораздо проще взять состоявшегося чемпиона Формулы Renault 2.0, за которым вы следили последние пару лет, и куда-то его посадить дальше, чем вырастить такого человека самим и добиться того, чтобы он был успешным.

Дмитрий Сапгир: Говорят, что по охвату аудитории и количеству рекламы автогонки занимают второе место, уступая только футболу. Глядя на наших ребят, мы понимаем, что у них больше шансов добиться успеха, чем у нашей сборной в чемпионате мира по футболу (смеется).

Вопрос: Дмитрий, вы ранее упоминали о сложностях, связанных с тем, чтобы продвигать гонщиков, имея собственную команду. Почему не удается это совмещать?
Дмитрий Сапгир: Это касается, наверное, всех гоночных серий. Хотелось бы, чтобы гонщик выступал в лучшей команде, но вы владеете недостаточно конкурентоспособной командой. Получается некое противоречие. В итоге вы портите карьеру своему же гонщику. Лучше заниматься чем-то одним. В своё время я сделал выбор: продал команду и продолжаю заниматься гонщиками. Мне это интереснее.

Вопрос: Как вы оцениваете выступления пилотов программы SMP-Racing?

Дмитрий Сапгир: В этом году у Егора Оруджева есть некоторые проблемы с машиной. Например, в Спа у него возникли проблемы с двигателем, поэтому он выступил не лучшим образом, хотя в обеих гонках финишировал в десятке. Как известно, самое важное в Спа – это эффективный мотор.

Что касается Матевоса Исаакяна, на мой взгляд, он блестяще выступил в Альпийской Формуле Renault – ещё никто никогда так не дебютировал. Ему совсем недавно исполнилось 16 лет – из-за возраста его даже не допустили на первую гонку, но он уже на втором месте после Ника Де Вриза.

Петр Алёшин: В любом случае, это самый молодой в истории Формулы Renault 2.0 победитель соревнований.

Дмитрий Сапгир: Нашему лучшему на данный момент картингисту Александру Вартаняну не хватает стабильности. Ему еще нет 14 лет, но он очень быстрый для своего возраста и хорошо выступает. В целом, в этом году у всех довольно успешные выступления.

Пётр Алёшин: Никите Злобину приходится нелегко в немецкой Формуле 3 – там действительно не всё так просто, но он борется и прогрессирует.

Если говорить о совсем маленьких, то я обратил бы внимание на Павла Буланцева. Судя по его выступлениям за последние два года, этот мальчик весьма перспективный. На самом деле, очень важно, что мы можем поддержать четырех или пять спортсменов в чемпионате России и постараться отобрать из них одного или двух перспективных гонщиков, с которыми можно работать на европейском уровне. По такому принципу устроены все молодёжные программы и не только в автоспорте.

Сейчас абсолютно никто не воспринимает российских пилотов в младших сериях так, как раньше. Я прекрасно помню, как в своё время, когда Михаил начинал ездить в картинге, приходили просто посмотреть на русского гонщика. Тогда в России считалось, что выступления в Европе могут только навредить: это может испортить стиль и помешать на чемпионате России, который казался тогда вершиной всего! Если кто-то выезжал в Европу на проходные гонки, то только для того, чтобы постараться почерпнуть что-то техническое, что помогло бы на чемпионате России. Это был всего лишь 1999 год, и в 2000-м считалось точно так же.

С тех пор прошло очень мало времени. В 2002 году мы выиграли Viking Trophy, став чемпионами Скандинавии по картингу. Сейчас наше лидерство во всех европейских классах, где мы принимаем участие, никого не удивляет, хотя с тех пор прошло всего 14 лет. Надо чётко понимать, что без конкурентной молодежи не будет ничего. Например, если у нас не будет молодёжного тенниса, то не будет и взрослого тенниса.

Вопрос: Вы уже рассказывали об успехах российских гонщиков в европейских чемпионатах. Очевидно, что они будут переходить в более серьезные серии, но если говорить о чемпионатах машин с открытыми колесами, конечной целью остается Формула 1…
Петр Алёшин: Сейчас это сложный вопрос…

Вопрос: Есть ли такая цель?
Дмитрий Сапгир: Об этом никто не говорит, потому что существует слишком много «но». Конечно, всем хотелось бы туда попасть, но, опять же, важно, в какой команде вы окажетесь. Например, если человек стоит перед выбором, допустим, выступать в DTM и бороться за первые места или за 15-е место в Формуле 1. Что выберет гонщик? Я не знаю.

Вопрос: Гонщику важнее бороться за победу, при этом не важно, в каком чемпионате…
Дмитрий Сапгир: Поэтому нельзя утверждать, что в Формулу 1 однозначно можно попасть, даже если есть деньги. По достоверной информации, люди платят по 6 миллионов, чтобы сидеть на лавке третьим пилотом. Это же смешно.

Конечно, когда я начинал этим заниматься, цель была именно такой, но сейчас мы всё больше посматриваем в сторону IndyCar. У нас уже выступает там один гонщик, и неплохо выступает. Этот чемпионат привлекает всё больше зрителей, и они понимают, что это реальный спорт, настоящие гонки. Руководители SMP Racing считают, что пилот должен попасть в самые высшие классы автоспорта и необязательно формульные – речь идёт и о DTM, и о прототипах, и о GT, где тоже есть свои высшие классы. Это не исключается.

Каждый год ситуация в автоспорте меняется, так что посмотрим. Конечно, лично мне хотелось бы, чтобы наши гонщики выступали в Формуле 1 и ездили в топ-командах. Как это будет реализовываться - посмотрим, будем работать.

Пётр Алёшин: На самом деле, Формула 1 находится больше в зоне политики. По доброй воле Дитриха Матешица Red Bull обладает двумя командами. Он может позволить себе отбирать людей со всего мира, руководствуясь, прежде всего, спортивными показателями и интересами бизнеса в той или иной стране. Это, пожалуй, единственный пример. Всё остальное – это вопрос денег, точнее очень больших денег.

Дмитрий Сапгир: Кстати, любопытно отметить: мы подсчитали, что машина Мировой серии стоит 200 тысяч евро, а топ-машина Формулы 1 – 200 миллионов евро. Разница в скорости между ними – 4 секунды или даже меньше, поскольку в дело вмешивается шинный фактор: в Мировой серии используется один довольно жесткий состав Michelin. Если на машину поставить SuperSoft, то она окажется быстрее. Можно посчитать, во сколько обходится секунда.

Пётр Алешин: Ещё в 2011 году в Барселоне я своими глазами наблюдал, как на одном и том же составе резины машины Формулы 1 и GP2 проезжали круг за одинаковое время с разницей в десятую секунды.

Кто объяснит, почему это так дорого стоит? Бюджет команды Мировой серии Renault три миллиона евро, а Формулы 1 – 300 или 200 миллионов. Если из этой цифры вычесть бюджет команды Мировой серии, то объясните, куда девается 197 миллионов евро? Разница слишком велика.

Дмитрий Сапгир: На F1News.Ru было интервью со спонсором Фабио Ляймера, заявившим, что потратил на карьеру гонщика 13 миллионов евро, а после его победы в GP2 потребовалось ещё 30? Он обиделся и ушёл.

Петр Алешин: Вы приходите к любому спонсору и говорите: «У меня есть гонщик - например, Иван Иванов, который выигрывает вообще всё. Нужно заплатить 20 миллионов, чтобы он мог выступать в, например, Sauber». Он спросит, будет ли тот побеждать. Нет, выигрывать он не будет, но поборется за четвертую позицию с конца. Реакция будет вполне предсказуема.

Дмитрий Сапгир: Мы привыкли к этому, а те, кто знаком с другим спортом и знает, как устроен теннис или американский спорт, просто не верят, когда им рассказываешь, что сейчас происходит в Формуле 1.

Пётр Алёшин: Посмотрите на IndyCar. Ты участвуешь в настоящих гонках, где борьба происходит на равной технике и результат непредсказуем! Даже если что-то не сложилось в квалификации, и ты должен стартовать последним, у тебя есть шанс выиграть, не говоря уже о финише в пятерке. Так должны быть устроены гонки. Это интересно, прежде всего, для болельщиков – на Indy500 в этом году на трибунах было более 450 000 зрителей!

На мой взгляд, если IndyCar частично перенести на европейские трассы, то мы получили бы серию с невероятной зрелищностью.

Вопрос: Пётр, вы работали с Даниилом Квятом и знаете его с детства. Что вы думаете о его дебюте в Формуле 1?
Пётр Алёшин: Я всегда стараюсь воздерживаться от оценок, если сам не имею к этому отношения. Это неправильно. Что касается Даниила Квята как такового, то я могу сказать, что это весьма целеустремленный спортсмен с решительным и твёрдым характером. Он твердо знает, чего хочет и умеет добиваться поставленных задач, поэтому я надеюсь, что у него всё будет хорошо, и пожелаю удачи!

Дмитрий Сапгир: Пока мне всё нравится. Скажем так: как и многим другим, мне не нравится всё, что сейчас происходит в Формуле 1, но мне нравится, как Даниил начал сезон.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие Новости по теме
Другие новости
Читайте ещё