Шульжицкий: Я люблю выступать на любой технике

Марк Шульжицкий в Казани на Kazan City Racing

Во время гоночного шоу Kazan City Racing в столице Татарстана пилот Nissan LMP1 Марк Шульжицкий ответил на вопросы F1News.ru...

Вопрос: Марк, как вам сегодняшние демозаезды?
Марк Шульжицкий: Мероприятие действительно интересное. Я уже не в первый раз участвую в подобных шоу – у меня был опыт выступлений и на Moscow City Racing, теперь я на Kazan City Racing. Очень красивое место, возле Кремля. Это великолепная возможность для поклонников автоспорта увидеть и машину Формулы 1, и мотоциклы, и «КАМАЗы», и машины для дрифта – это действительно здорово для развития и популяризации автоспорта в России. Я с удовольствием участвую в таких шоу. Да, погода не лучшая, но для гонщиков подобные заезды – это всегда интересно.

Вопрос: Какие у вас планы на ближайшее время?
Марк Шульжицкий: Если говорить о проекте в LMP1, то идёт работа над серьёзным изменением гибридной системы нашей машины, доставившей нам столько хлопот. С ней будут работать новые инженеры из Nismo. Что касается меня лично, то в начале октября отправлюсь в Абу-Даби, где мне предстоит выступать наставником для участников восточноевропейской Nissan GT Academy. Конечно, хочется в этом году успеть поучаствовать в гонках – мы над этим работаем, и я надеюсь, что получится. Какие-то конкретные гонки я пока назвать не могу, но конечно, нужно практиковаться – без этого гонщик не может сохранять форму. Было бы здорово проехать этап LMP3 в Эшториле.

Вопрос: В какой степени это зависит от вас?
Марк Шульжицкий: Сложно сказать, тут много факторов. Но есть определённая динамика, есть люди, которые в этом заинтересованы и пытаются мне помочь.

Вопрос: Расскажите немного подробнее о планах по доводке силовой установки. Или планируется создать новую установку с нуля?
Марк Шульжицкий: Совсем недавно я побывал в Японии, мне показали штаб-квартиру Nismo, где я мог ознакомиться с ближайшими планами компании. В принципе, наша нынешняя система правильно сделана, но есть нюансы с работой двигателя, коробки передач, но самая большая проблема – электроника. Все эти нюансы будут дошлифовывать инженеры Nismo, но если что-то пойдёт не так, если выяснится, что поправить старую систему слишком сложно или невозможно – они будут строить гибридную установку с нуля, не считаясь ни с какими расходами. Потому что это нам необходимо: без гибридной системы шансов нет – мощности обычного мотора не хватает для эффективного ускорения. В таком режиме мы можем бороться только с машинами Rebellion, что, конечно, не соответствует нашим амбициям.

Вопрос: Но ставка всё равно будет делаться на механическую гибридную систему?
Марк Шульжицкий: Да, на маховик. На самом деле, это самый простой вариант гибридной системы из всех возможных, но даже с ней, бывает, возникают сложности – в частности, из-за компоновки машины. Если вы видели, как у нас всё устроено – где стоит двигатель, где стоит маховик, где – редуктор… Когда я всё это впервые увидел, удивился, как это вообще может работать. Потому и возникли сложности. Но, уверен, у Nismo найдутся специалисты, которые решат эти проблемы.

Экипаж Марка Шульжицкого на трассе в Ле-Мане

Вопрос: Может быть, проект оказался слишком амбициозным, а машина – слишком революционной?
Марк Шульжицкий: Сложный вопрос… Я не инженер, и мне трудно судить, что хорошо, что плохо. Всё делалось ради эффективности машины – такая компоновка позволила снизить коэффициент аэродинамического сопротивления. В этом и суть концепции. Да, что-то не получилось, но я лично считаю, что потенциал у машины есть, просто нужно заставить работать все её элементы. А на это требуется время. Посмотрим, что удастся сделать специалистам Nismo, это большая группа инженеров из Японии. Если не получится доработать то, что есть – придётся идти на более радикальные меры.

Вопрос: Но всё делается с расчётом на следующую гонку в Ле-Мане?
Марк Шульжицкий: Да, конечно.

Вопрос: В этом году сильно сказалось то, что в Nissan очень поздно начали постройку машины. Не получится ли так, что новую гибридную силовую установку в Nismo снова начнут создавать слишком поздно? Есть ли какой-то крайний срок для принятия такого решения?
Марк Шульжицкий: Да, конечно есть. Я не могу его назвать, потому что не знаю, но я в этом уверен на 100%. Не сомневаюсь, что в ближайшие два месяца всё станет понятно. Но компания Nissan совершенно открыта в подобных вопросах, так что как только ситуация прояснится, выйдет пресс-релиз, из которого вы всё узнаете. Для меня важно, конечно, чтобы машина была конкурентоспособна не только в Ле-Мане, но и во всём чемпионате WEC – а это очень сложно. Разумеется, чаще всего команды строят машину под Ле-Ман, но от этого зачастую страдает форма в остальных гонках, на других трассах. Скажем, если бы мы сейчас решили выступить в гонке на Нюрбургринге, то наше отставание оказалось бы больше, чем в Ле-Мане, потому что на немецкой трассе очень много медленных поворотов и разгонов, где очень важна гибридная составляющая мотора. Но я уверен, что если гибридная система заработает, нам будет намного легче на всех трассах.

Вопрос: Так получилось, что из-за всех этих технических сложностей у вас в этом году не очень много гоночной практики. Тем не менее, в Nissan видят, что вы хорошо справляетесь со своей работой?
Марк Шульжицкий: Откровенно говоря, ко мне никогда не было особых претензий – я за три года ни одной машины серьёзно не разбивал. Если говорить об LMP1, то в том же Ле-Мане от нас, пилотов, не так много зависело, но мы сделали все, что могли. Думаю, у руководства нет особых поводов для претензий. Если честно, то на этой машине ехать было очень сложно, мы рисковали вылететь с трассы и попасть в серьёзную аварию. Потому что это мощная машина, но ей было очень непросто управлять. Ехать на ней быстро и при этом оставаться на трассе – достаточно сложно. А Ле-Ман, как известно, ошибок не прощает – это быстрая трасса, так что если вылетаешь, то из-за высокой скорости попадаешь в серьёзную переделку. Однако никто, ни один из пилотов трёх экипажей не разбил машину ни в гонке, ни на свободных заездах. Так что с пилотами всё было в порядке.

Вопрос: Но вы говорили, что ваш напарник, Цугио Мацуда, пилотировал очень агрессивно, что могло стать причиной досрочного схода экипажа.
Марк Шульжицкий: Да, это так, но при этом и он тоже не вылетал с трассы и не врезался в стену. Однако я не знаю, что ему говорили в Nissan после гонки – у нас это всё происходит конфиденциально. Так или иначе, в целом по отношению к нам, гонщикам, отношение всегда было очень позитивным, каких-то упрёков в свой адрес мы не слышали.

Вопрос: В этом году вы пробовали свои силы и в GT. Это гораздо менее мощные машины, чем прототипы LMP – может быть, выступать в этой категории вам уже не так интересно?
Марк Шульжицкий: Нет, почему, мне интересно выступать где угодно и на чём угодно – я люблю гонки, люблю автоспорт, с удовольствием попробовал бы и совсем другие дисциплины, например, ралли и так далее. Другое дело, что я больше сосредоточен на прототипах, я лучше понимаю эту категорию.

Машины GT пилотируются совсем по-другому, это чувствуется, и когда садишься за руль GT после LMP, требуется время, чтобы привыкнуть и перестроиться. К сожалению, в Москве, на этапе Blancpain, у нас не было толком времени адаптироваться к ней, да и трасса нам совершенно не подходила. Тем не менее, я получил огромное удовольствие от этого уик-энда – впервые выступал на домашней трассе, на Moscow Raceway приехало много моих друзей, было здорово.

И здесь, в Казани, тоже есть это ощущение – кругом соотечественники, они подходят, задают различные вопросы, и ты видишь, что они действительно понимают наш спорт, знают, что происходит, следят за соревнованиями. Это действительно приятно. Спасибо за это, конечно, надо сказать и вам, журналистам, которые освещают все эти события.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости