F1ЛОС’офия: Запоминается последняя фраза

Виталий Петров сдерживает натиск Фернандо Алонсо во время Гран При Абу-Даби

«…Запоминается последняя фраза. Важно войти в нужный разговор, но ещё важнее искусство выхода из разговора. Теперь, думал Штирлиц, если Рольфа спросят, кто к нему заходил и зачем, он наверняка ответит, что заходил к нему Штирлиц и просил хорошее шведское снотворное…»

Юлиан Семенов
«Семнадцать мгновений весны»

1.

Согласитесь, после Гран При Абу-Даби именинников было двое: новоиспеченный чемпион мира Себастьян Феттель и российский гонщик Виталий Петров. Причем, осталось впечатление, что Петрову в ходе трансляции было посвящено даже больше «экранного времени», чем Феттелю. Если немец быстро, но при этом относительно спокойно, без особых приключений, ехал себе впереди, то Виталий, пробившись на шестую позицию, до самого финиша сдерживал наседавшего Алонсо, и за этим поединком, затаив дыхание, следили все, поскольку его исход влиял на главную интригу финала…

Так получилось, что именно Виталий преградил дорогу лидеру Ferrari к третьему чемпионскому титулу. Разумеется, отчасти это было связано с тем, что стратеги Скудерии в тот день дали маху, и тут уж им некого винить, кроме самих себя.

«А ещё я не могу понять, почему Ferrari так рано провела пит-стоп Алонсо, ведь в тот момент он был самым быстрым гонщиком на трассе. Если бы он остановился в боксах примерно в то же время, что и остальные, то занял бы третье или четвертое место, и этого было бы достаточно, чтобы стать чемпионом мира. Так что Ferrari совершила явную ошибку», – сказал тогда Жак Лаффит, встреченный мною в паддоке Яс-Марины (француз выступал в Формуле 1 в 70-80-х, а ныне комментирует гонки на телеканале TF1).

Из-за раннего пит-стопа, Алонсо, догнав Петрова, уперся в Renault R30… и фактически на этом для него всё и закончилось. Следующие сорок кругов его Ferrari провела позади желтой машины с надписью Lada на борту. Испанец, став одним из главных неудачников финальной гонки, в горячности даже показал нашему Виталию недружелюбный жест… Ну, вы помните.

После гонки я и другие российские журналисты, общавшиеся с очень довольным Виталием, стали свидетелями одной его знаковой оговорки, о которой по тактическим соображениям не стоило писать в ноябре. Вот что сказал наш герой, отвечая на мой вопрос о том, как он проведет межсезонье…

«В январе буду тренироваться в Выборге…, а потом поеду на базу, посмотрю, как идут дела, и продолжу готовиться к следующему чемпионату» – так дословно звучала финальная фраза, которую зафиксировал редакционный диктофон F1News.Ru.

Разумеется, все, кто её слышал, дружелюбно разулыбались, тут же смекнув: «Ага, проговорился! "Поеду на базу, посмотрю, как идут дела”! Значит, он остается в Renault!!»

Что было дальше, уже история, но та фраза Петрова осталась в памяти. Я бы сильно удивился, если менеджмент гонщика и руководство команды, которая теперь называется Lotus Renault GP, не смогли бы договориться, поскольку хорошо помню, как при мне Жерар Лопес хвалил Виталия в Абу-Даби. Помню и то, что говорил тогда о своем гонщике Эрик Булье, и как он это говорил: в его словах сквозила и искренняя надежда на будущее, и искренняя досада, что сезон российского дебютанта сложился не так, как хотелось бы.

Двухлетний контракт, о котором было объявлено в канун западного Рождества, разумеется, надо считать серьезным авансом, который Виталию предстоит отрабатывать. Легко не будет, он это понимает, но, к счастью, сезон-2010 состоял не только из вылетов, аварий, технических сходов, но и из весьма ярких взлетов. В Абу-Даби синусоида удачи резко рванула вверх, – о таком финале можно было только мечтать!

Запоминается последняя фраза, говаривал Штирлиц. Гонщик хорош ровно настолько, насколько хороша была его последняя гонка, – гласит старая спортивная истина. Гран При Абу-Даби в исполнении Петрова был впечатляющим. Теперь важно, чтобы Виталий, всё детально проанализировав, запомнил «как это делается» и смог многократно воспроизвести и развить свой опыт в следующем сезоне. Впрочем, это он знает и без нас.

2.

Спорткары Marussia крайне редко можно увидеть на улицах Москвы – лично мне попался на глаза только один экземпляр, да и то при особых обстоятельствах, – но дело не в этом. Главное, о Marussia Motors теперь знают все, о ней пишет западная пресса, её логотипы весь год красовались на машинах Virgin Racing. Как будет выглядеть VR-02, так ли будет называться, и какого размера будут на ней надписи Marussia, пока можно только гадать. Не удивлюсь, если буквы станут заметно больше, ведь с недавних пор российской компании принадлежит контрольный пакет акций команды.

О том, что компания, которой руководит Николай Фоменко, стала совладельцем Virgin Racing, и команда из Диннингтона отныне будет называться Marussia Virgin (что у людей, владеющих английским, неизменно вызывает добрую улыбку), официально было объявлено в Абу-Даби, накануне финала сезона. Опять всё организовано по «принципу последней фразы»: заключительный этап чемпионата, съехалась вся мировая пресса, кругом фантастические красоты автодрома Яс-Марина – всё правильно, такое не может не запомниться.

И запомнилось, и произвело впечатление. Теперь все ждут, что будет дальше, – а тем временем в ближайших планах Marussia Motors – открытие шоу-румов в Европе, в частности, в Монако и Лондоне. Если одноименные машины в 2011-м году будут выходить на старт гонок Формулы 1, – это только на пользу делу. Понятно, что у Фоменко нет иллюзий по поводу скорых спортивных успехов: пока в команде идёт своего рода «переналадка», о первых результатах которой мир узнает во время предстоящей зимней презентации.

Но, очевидно, что реформы, как и весь дерзкий проект, по понятным причинам нацелены на чемпионат 2014-го года, в календарь которого, как нам обещали, должен быть включен первый Гран При России.

«Моя задача в 2011-м году – чтобы машина надежно добиралась до второй сессии квалификации. Всегда. Я не кричу, что мы будем прорываться в десятку», – сказал Фоменко в эксклюзивном интервью F1News.Ru. Если накануне дебюта в Формуле 1 машины Virgin Racing были собраны из разных компонентов и агрегатов, словно из конструктора, и трудно было ожидать, что такая техника окажется конкурентоспособной, то теперь ситуация меняется.

«Моя позиция выглядит следующим образом, – говорит Николай. – Если наша команда в 2013-м году продолжит "собирать конструктор", то вряд ли в 2014-м мы будем думать о подиумах…»

Значит, подиумы в планах, как и российский пилот. «Мне бы хотелось подойти к 2013-му году хотя бы с одним готовым гонщиком, – продолжает интриговать Фоменко. – И я рассчитываю на молодежь. Но сейчас моя задача – выстроить машину…»

План неплохой. Как будут обстоять дела с реализацией – зависит от множества факторов. Дело, за которое взялся Николай со товарищи, пожалуй, будет посложнее, чем дебют первого российского гонщика в Формуле 1. Впрочем, недавно и в это трудно было поверить.

3.

Итак, наша страна в Формуле 1... Как она себя покажет? Чего сможет добиться? Ответы даст следующее десятилетие XXI века. Известный эксперт и комментатор Джеймс Аллен, с которым мы наладили сотрудничество в уходящем году, считает, что всё будет хорошо: «Влияние вашей страны на Ф1 чувствуется все сильнее: это совсем новое явление, которое можно только приветствовать».

Хочется верить, что британские эксперты редко ошибаются.

4.

Напоследок любопытный случай, происшедший в конце ноября в Валенсии под занавес Мирового финала Ferrari.

Гонщик Ferrari Team Russia Александр Скрябин, занявший второе место в Кубке Shell, получал заслуженную награду из рук Фернандо Алонсо, одного из специальных гостей церемонии. Говорят, потом, уже в неформальной обстановке, между Алонсо и Скрябиным произошел примерно такой диалог:

– Значит, ты из России?

– Из России.

– Ну, привет Петрову!


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости