Гран При Сингапура

Гран При Сингапура

Гран При Сингапура: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Сингапура. Пресс-конференция  в пятницу

Участники: Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Маурицио Арривабене (Ferrari), Тото Вольфф (Mercedes), Мониша Кальтенборн (Sauber), Сирил Абитебул (Renault), Гюнтер Штайнер (Haas)

Вопрос: Начнем с общего вопроса. Что вы думаете о приходе Liberty Media в Формулу 1? Какими, по-вашему, будут дальнейшие шаги, и что значит для чемпионата смена владельца?
Кристиан Хорнер: Всё, что мы слышали, звучит позитивно. Эти люди представляют солидную группу компаний, и я не верю, что в Liberty согласились бы купить Формулу 1 за те деньги, о которых ходило столько слухов, без долгосрочного плана. По-моему, гораздо лучше, когда вместо венчурного фонда или финансового агента чемпионатом владеет компания вроде Liberty – надеюсь, это поможет справиться с некоторыми из имеющихся проблем. Для американского рынка это может стать значительным прорывом, кроме того, будет интересно опробовать дополнительные цифровые и социальные платформы. Подождем, когда они подробно расскажут о своих планах, но пока всё звучит оптимистично.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Я редко соглашаюсь с Кристианом, но в этот раз разделяю его точку зрения.

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: Кристиан и Тото обо всем сказали, мне нечего добавить.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Идеальная солидарность во мнениях.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Согласна со сказанным. После всего, о чем говорилось в заявлениях, я искренне надеюсь, что в Liberty хотят взглянуть на спорт изнутри и готовы предпринять ряд шагов с целью добиться паритета в конкурентоспособности. Для нас это не менее важно, чем оглядка на внешнее окружение – на то, как планируется продвигать конечный продукт.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Согласен с коллегами. Как заметил Кристиан, в Штатах у чемпионата существенный потенциал, и я надеюсь, что Liberty – американская компания – поможет его раскрыть с выгодой для всех. Будучи американской командой, мы будем рады помочь в любых инициативах на территории Соединенных Штатов.

Вопрос: В Liberty дали понять, что хотели бы видеть команды в числе акционеров чемпионата. Вы и ваше руководство рассматриваете такую возможность? Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Вам нужно спросить Джина Хааса. У нас руководящий состав предельно малочисленный, всем заправляет Джин, ему и решать, хочет ли он стать акционером. Как всегда, многое зависит от цены предложения.

Вопрос: Мониша, что вы думаете о такой инициативе?
Мониша Кальтенборн: Почему бы и нет, такой вариант уже обсуждался. Идея интересная, с её помощью у команд появится право голоса. Но, конечно же, всё зависит от того, что вы получите, и за какую сумму.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Схожий ответ. В настоящее время значительный пакет акций чемпионата находится в руках группы владельцев, а если учесть тот факт, что определенную долю рисков несут на себе структуры, обеспечивающие финансовую поддержку команд, было бы справедливо распределить часть акций между участниками.

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: Это стратегическое решение, которое должен принять президент компании вместе с советом директоров.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Идея выглядит неплохо. Если удастся объединить ключевых акционеров, имеющих долгосрочные планы, и сделать команды совладельцами чемпионата, это позволит решить многие проблемы. Но когда речь идет о финансовом решении, дело, как всегда, в деталях.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Вполне разумное предложение. Команды – ключевая основа Формулы 1, без них не было бы чемпионата, вполне логично предложить каждой команде миноритарный пакет на одинаковых условиях. Пожалуй, было бы правильным ограничиться именно миноритарным владением, поскольку более широкие инициативы не встретят единодушного одобрения.

Вопрос: Уверен, сегодня мы ещё вернемся к этой теме. Кристиан, прошло немало времени с тех пор, как Red Bull Racing считались фаворитами уик-энда. Насколько велико в команде желание победить в Сингапуре, взяв реванш за упущенный в Монако триумф?
Кристиан Хорнер: Подход к уик-энду не изменился. Да, эта трасса подходит нам больше предыдущих, но сегодня Mercedes и Ferrari были достаточно быстры, борьба ожидается плотная – особенно в квалификации. Оба наших гонщика неплохо провели свободные заезды, активно работали с настройками – пока всё складывается удачно.

Вопрос: Сирил, не могли бы вы прояснить цели Renault на краткосрочную и долгосрочную перспективу? В какой момент заводской команде понадобится именитый гонщик?
Сирил Абитебул: Это уже комплексный вопрос! Прежде всего, нам хочется закончить, по сути, дебютный сезон. Десять месяцев назад этой команды еще не существовало, и следует отдать должное всем сотрудникам за проделанную работу. Конечно, многого еще предстоит добиться, хочется закончить год как можно лучше и показать всё, на что мы способны. Renault здесь не ради статистики, мы пришли надолго и хотим быть конкурентоспособны.

Именитый гонщик? В какой-то момент он нам потребуется, но пока об этом рано говорить. Если вспомнить факторы успеха великих команд, в каждой из них был гонщик-лидер – это важный аспект, но нам рано всерьез об этом думать.

Вопрос: Гюнтер, к этапу в Сингапуре в Haas обновили аэродинамику. Если отбросить в сторону проблемы Романа Грожана в первой сессии, как новинки себя показали? Полагаете, вам по силам отыграть 17 очков отставания от Toro Rosso и закончить дебютный сезон на седьмом месте в Кубке конструкторов?
Гюнтер Штайнер: Это будет очень сложно. В пятницу мы провели две непростых сессии, в случае с Романом не удалось собрать нужную информацию, так что Эстебану пришлось взять на себя основную часть работы. В Сингапуре Toro Rosso выглядят очень сильно, но мы постараемся сработать по максимуму. Посмотрим, удастся ли подобраться к седьмому месту в Кубке конструкторов.

Вопрос: Мониша, в последние недели в Sauber наняли нескольких ключевых специалистов. Ожидаются ли новые назначения в ближайшие месяцы, в каком направлении команде особенно необходимо усиление?
Мониша Кальтенборн: Могу лишь сказать, что нам хотелось бы видеть в команде определенных специалистов – с некоторыми мы ведем переговоры. В предыдущие месяцы по нам ударил уход отдельных сотрудников, есть зоны, требующие внимания – речь не идет о компании в целом, нам предстоит решить, как прогрессировать дальше, и как привлечь новых спонсоров.

Маурицио Арривабене

Вопрос: Маурицио, год назад в Сингапуре Себастьян Феттель победил, стартовав с поула. Как команда скорректировала свои цели в нынешнем сезоне с прицелом на следующий?
Маурицио Арривабене: Корректировка – не самый подходящий термин. Мы по-прежнему намерены взять максимум от нынешнего сезона и одновременно, как и все, готовимся к следующему. Прошлогодний результат в Сингапуре оставил приятные воспоминания, но за него в этот раз не дадут очков, так что нужно снова сработать на пределе. Разница между нами, Mercedes и Red Bull Racing здесь крайне мала, что обещает захватывающую борьбу в квалификации и гонке. Мы не будем сбавлять темп.

Вопрос: Тото, со сменой регламента вряд ли в Mercedes захотят расстаться с привычкой побеждать. Вы продлили контракты с обоими гонщиками, удалось ли гарантировать стабильность технического штаба?
Тото Вольфф: Об этом ходит множество слухов, открытая ситуация на рынке гонщиков каким-то образом перекинулась на ключевых сотрудников. Нас полностью устраивает нынешний состав, в коллективе замечательная атмосфера, и нам хотелось бы всё это сохранить.

Вопросы с мест

Вопрос: (Крис Лайнс) В чемпионате сменились владельцы, но мы знаем, как сложно в Формуле 1 добиться согласия всех заинтересованных сторон. Как смена владельца поможет устранить многочисленные препятствия в процессе принятия решений?
Тото Вольфф: Есть система управления, которая, с одной стороны, не позволяет нам действовать настолько эффективно, как хочется некоторым, но, в то же время, обеспечивает спорту стабильность и препятствует принятию нерациональных решений. Смена владельца никак не скажется на системе управления, но до обсуждения новой версии договора Согласия остается всего пара лет, и эти вопросы со временем будут подняты.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Соглашусь с Тото. Смена владельца не подразумевает смену системы управления, многое будет зависеть от перечня обсуждаемых вопросов, наличия разных точек зрения. Возможно, нам удастся добиться большего единства, чем ранее.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Проще говоря, промоутер призван работать на популяризацию спорта и определять, какой конечный продукт должна представлять собой Формула 1, а задача регулятора – управлять взаимодействием участников. В этом плане вряд ли что-то изменится в 2017-м или 2018-м – нужно думать на перспективу после 2020-го года.

Каким будет мнение промоутера относительно образа Формулы 1, как чемпионат будет взаимодействовать с болельщиками, как повысить зрелищность Гран При – это ключевые вопросы.

Вопрос: Маурицио, вы с этим согласны?
Маурицио Арривабене: В целом, да, поскольку многое зависит от стратегического видения будущего, но нельзя игнорировать действующие соглашения. Перспективы будут определяться тем, какой захочет видеть Формулу 1 новый держатель коммерческих прав – на этот счет было немало интересных идей в прошлом, будут они и в будущем.

Вопрос: Сирил, желаете что-либо добавить?
Сирил Абитебул: Хорошо, что теперь у нас есть долгосрочная стабильность и возможность подумать о конечном продукте. Формуле 1 нужен баланс между шоу и технологиями: многие партнеры желают продемонстрировать свои технические достижения, что порой противоречит интересам зрелищности. Интересно взглянуть, как приход игрока из индустрии развлечений скажется на конечном продукте – притом все изменения еще предстоит провести через регламент.

Вопрос: Наконец, Гюнтер, вам слово…
Гюнтер Штайнер: Картина получилась довольно мрачной, хотя вопрос был «почему вы не можете договориться?»… Есть немало аспектов, по которым есть единое мнение, но об этом никто не знает.

Нужно видеть стакан наполовину полным, а не наполовину пустым, хотя люди больше обращают внимание на моменты, по которым не удается прийти к общему решению, и не представляют, когда это общее решение будет найдено. В этом плане нам есть, к чему стремиться, притом у нас есть система управления, она останется стабильной на протяжении достаточного периода времени.

Вопрос: (Дитер Ренкен) В продолжение вопроса Криса. Новый держатель коммерческих прав непременно встретится с представителями команд, чтобы обсудить пожелания участников чемпионата. Каких изменений вам хотелось бы попросить у господина Кэри? Кристиан, начнем с вас…
Кристиан Хорнер: Ответ прост – больше денег для команд плюс снижение расходов, но вряд ли это произойдет в ближайшей перспективе. Важно понять, какой видят Формулу 1 в компании Liberty. Господину Кэри предстоит быстро погрузиться в процесс, и замечательно, что Берни Экклстоун будет помогать ему в ближайшие годы, так как переходный период крайне важен. В Liberty войдут в курс дела, поймут, что такое нынешняя Формула 1, как она соотносится с их планами на будущее, а затем определятся с дальнейшими действиями.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Кристиан прав, мы все хотим больше средств, но вряд ли это случится скоро. Нужно дождаться, когда в Liberty озвучат свои планы – возможно, они вынашивают идеи, о которых мы даже не задумывались. Мы упрямо продолжаем просить об одном и том же снова и снова, но, вероятно, у Liberty появятся отличные предложения, которые мы сможем поддержать.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Соглашусь с тем, что сперва нам нужно понять стратегию, которую планируют реализовать в Liberty для Формулы 1. Важно, чтобы они взглянули на ситуацию изнутри и добились большего равенства в конкурентоспособности участников, а это достигается не только распределением средств, но и контролем расходов. Не понимаю, почему всё это не может произойти довольно скоро – не вижу смысла долго ждать.

Вопрос: Сирил, вы согласны с Монишей?
Сирил Абитебул: В автомобильной отрасли грядет новая революция за счет инноваций, о которых постоянно пишут журналисты – скажем, за счет автономного управления. Нужен лидер, способный соотнести, как эти тенденции экстраполируются на Формулу 1 – останется ли спорт прежним, если изменится сам характер владения и пользования автомобилем? Это серьезный вызов, но, вместе с тем, фантастический спектр возможностей, которые, хочется верить, люди из Liberty помогут нам реализовать.

Вопрос: Маурицио, ваше мнение?
Маурицио Арривабене: Если кто-то инвестирует средства в спорт, значит, он видит в нем потенциал, но прошла всего неделя с момента смены владельца, пока рано делать предположения о последствиях. Когда вы что-то приобретаете, вы сперва слушаете, потом набираетесь опыта, затем распределяете ответственность и действуете. Все эти фазы предстоит пройти одну за другой, притом потребуется достаточно продолжительное время, чтобы убедиться в прогрессе спорта. Что касается самого вопроса, как мне кажется, нужно обратить внимание на повышение зрелищности и снижение расходов.

Вопрос: Наконец, Тото, вам слово…
Тото Вольфф: Практически всё сказали. Нет смысла изобретать колесо, Формула 1 – чрезвычайно успешный спорт, в Liberty помогут сформировать новые потоки доходов за счет цифровых технологий, а там посмотрим, насколько это повысит качество конечного продукта.

Вопрос: (Войцех Папрота) Гюнтер, дебютный для Haas сезон постепенно подходит к концу. Как он сложился с финансовой точки зрения, были ли неожиданные дополнительные издержки?
Гюнтер Штайнер: В подобных проектах всегда бывают вынужденные расходы, но ничего такого, к чему бы мы были совершенно не готовы. Где-то пришлось потратить больше, где-то – меньше, но в целом мы сработали неплохо и практически полностью уложились в первоначальный бизнес-план.

Кристиан Хорнер (слева) и Тото Вольфф

Вопрос: (Берк Сарьолу) Господа Вольфф и Хорнер, хотелось бы узнать ваше мнение насчет системы Halo, которую Льюис Хэмилтон опробовал сегодня по ходу первой тренировки. Кроме того, мы видели еще одно техническое решение – правда, пока в виде рисунка. Что вы об этом думаете?
Тото Вольфф: Мы работали с Halo второй раз, ранее это устройство испытал Нико Росберг в Спа. У обоих гонщиков не было нареканий, основной проблемой, по их словам, был обзор в зеркалах – над этим предстоит поработать, но в остальном претензий нет.

Кристиан Хорнер: Вопрос о Halo, или о наброске Скалаброни? Концепция интересная, но рассматривать ее должны не команды, а FIA. Дизайн выглядит изощренным – возможно, найдется более простой вариант, но главное – есть стремление решить проблему. Все вокруг серьезно относятся к безопасности спорта, и крайне важно, чтобы итоговое решение было оптимальным и не имело никаких недостатков в плане обзора, чего опасаются гонщики.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Маурицио, ранее вам был задан вопрос о ключевых специалистах Mercedes. Какими вам видятся перспективы, намерены ли вы пригласить кого-то, чтобы усилить команду? Второй вопрос – о нынешнем сезоне. Вы говорили, что команда выкладывается по максимуму. Что для вас важнее – одолеть Red Bull Racing в борьбе за второе место в Кубке Конструкторов, или направить усилия на перспективное шасси?
Маурицио Арривабене: Начну со второго вопроса. Для нас главное – выигрывать гонки. Такова задача на этот год, нужно успешно завершить сезон.

Что касается первого вопроса, я удивлен тому, что вы его задали, ведь мы не раз повторяли, что нас полностью устраивает наш нынешний коллектив. В Маранелло позитивная атмосфера, под руководством Маттиа Бинотто работают проверенные специалисты – им нужно вкладывать усилия в подготовку к новому сезону, не забывать о борьбе в нынешнем и поддерживать правильный настрой, избегая ненужного прессинга. Так они и поступают, и нам не нужно кого-либо приглашать им в помощь.

Вопрос: (Дэн Натсон) Сирил, перед Renault стоит множество задач, но не могли бы вы чуть подробнее пояснить ситуацию с гонщиками? Насколько велик список кандидатов, есть ли в нем выступающие ныне Кевин Магнуссен и Джолион Палмер? Вчера парни сказали, что не знают, продлят ли с ними контракт…
Сирил Абитебул: Насколько велик список кандидатов? Это зависит от того, кому адресован вопрос. У нас есть варианты, но мы не торопимся с решением. Это важный выбор, притом весьма вероятно, что гонщики, которых Renault впервые определит самостоятельно, будут представлять команду на протяжении нескольких сезонов, поэтому к такому вопросу нельзя относиться небрежно. Хорошо, что есть варианты, мы хотим принять максимально взвешенное решение, имеем возможность не спешить и спокойно оценивать ситуацию. Выбор важный, мы предпочитаем не торопиться.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Если покупка Формулы 1 компанией Liberty пройдет по той же схеме, что с фондом CVC десять лет назад, сделка потребует одобрения соответствующего регулятора со стороны Европейского Союза. Мониша, вопрос к вам: Sauber и Force India в свое время подали протест в Еврокомиссию – есть ли информация о ходе рассмотрения дела, и может ли всё это помешать сделке Liberty?
Мониша Кальтенборн: Поданный нами протест никак не связан с недавней сменой владельца, так как затрагивает иные проблемы. Дело рассматривается со всей серьезностью, и если протест и недавняя сделка попадут в один департамент Еврокомиссии, там сами решат, как подойти к ситуации – это не наша задача. Мы в свое время представили все аргументы и будем придерживаться выбранной позиции.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Маурицио, ваши комментарии понятны, но мы знаем, что на прошлой неделе команду покинул один из ключевых сотрудников отдела производства. Позвольте уточнить, реорганизация, начавшаяся после ухода Джеймса Эллисона, уже завершена? Ожидаются ли назначения, увольнения?
Маурицио Арривабене: Прошу прощения, но вы меня удивляете! Я не раз говорил, что нас устраивает нынешний коллектив, Маттиа Бинотто успешно справляется с задачами, нам не нужны какие-то дополнительные специалисты. Ранее техническим директором был Джеймс Эллисон, теперь ту же структуру возглавляет Маттиа Бинотто – я объяснял это много раз, что еще можно к этому добавить?

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, результаты Renault в нынешнем сезоне оставляют желать лучшего, но мы помним, что это отчасти объясняется обстоятельствами, связанными с поглощением команды Lotus. Скажите, вы в самом деле убеждены, что нынешний коллектив сумеет достичь поставленных целей?
Сирил Абитебул: Мы никогда не скрывали своих намерений инвестировать в команду значительные средства. Мы набираем инженеров во Франции, специалистов по шасси в Великобритании, но ответ на ваш вопрос отрицательный, поскольку в противном случае мне пришлось бы повторить то, о чем только что говорил Маурицио. Чтобы бороться с лидерами, нам нужно прибавить во всех аспектах – мы в курсе показателей фаворитов, мы понимаем, каков у них бюджет, и работаем над собой на всех уровнях организации.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости