Аргентина'53: Это мои дети, пусть идут

Альберто Аскари пересекает финишную черту на Гран При Аргентины 1953 года

До старта нового чемпионата чуть меньше 100 дней, пора начинать традиционный исторический проект. Мы предлагаем читателям F1News.Ru очередной цикл рассказов о событиях прошлого и продолжим освещать Гран При в хронологическом порядке, выбирая по одной-две гонки в каждом сезоне. Поскольку все Гран При с 1950 по 1952-й описаны в прежних зимних проектах, мы начнём с гонки 1953 года...

Гонка #21 : 18 января 1953 года. Гран При Аргентины. Буэнос-Айрес
Поул Альберто Аскари (Scuderia Ferrari) - 1.55,4 (122,1 км/ч)
Лучший круг Альберто Аскари (Scuderia Ferrari) - 1.48,4 (129.9 км/ч)
Победитель Альберто Аскари (Scuderia Ferrari) - 3:01.04,6 (125,8 км/ч)

Когда в 1950-м появился чемпионат Формулы 1, статус мирового первенства он носил весьма условно. Команды и трассы были европейскими, как и большинство гонщиков – по сути, он был калькой с довоенного чемпионата Европы. Именно для того, чтобы с полным правом называть новую серию чемпионатом мира, в неё была включена американская гонка Инди-500, хотя она проводилась по другому регламенту, так что многие годы почти все команды её игнорировали.

Первым настоящим «выездным» этапом для Формулы 1 стал Гран При Аргентины 1953 года. Но в историю он вошёл не только поэтому. Именно там и именно тогда произошла величайшая катастрофа в истории Формулы 1. Однажды мы освещали некоторые события той гонки, теперь расскажем подробнее.

Ключевое событие, которое привело к проведению Гран При Аргентины, произошло задолго до появления Формулы 1, 17 октября 1945 года. Именно тогда в Буэнос-Айресе прошла массовая демонстрация с требованием освободить полковника Хуана-Доминго Перона, будущего аргентинского диктатора. Это событие привело к возвышению Перона и избранию его президентом.

Ещё в конце 40-х перед аргентинским автоклубом (ACA) была поставлена цель – провести Гран При, но местные гонки проходили на городских трассах. Однако в 1951-м аргентинец Хуан-Мануэль Фанхио, завоевавший свой первый титул в Формуле 1, обратился к Перону с просьбой построить современный стационарный автодром. Президент её услышал, строительство в столичном парке Альмиранте Брауна началось немедленно, а первое соревнование на Кубок Перона по формуле Libre прошло уже 9 марта 1952 года. Грандиозное и ультрасовременное по меркам того времени сооружение с несколькими конфигурациями трассы получило название «Автодром имени 17 октября».

Главным боевым крещением для новой трассы должен был стать Гран При Формулы 1 – 18 января 1953 года. Реклама этого знакового для страны события была поставлена на широкую ногу. Все основные улицы и перекрёстки Буэнос-Айреса заклеили афишами предстоящей гонки, а уличные громкоговорители не смолкали, рассказывая о предстоящем Гран При. Чтобы привлечь европейские команды, перелёт через Атлантику для основных из них, Ferrari, Maserati, Gordini и Cooper, оплатила ACA. Благодаря этому на старт вышли 16 машин.

Альберто Аскари на Гран При Аргентины 1953 года

Чтобы обеспечить как можно больший успех, Перон приказал пускать зрителей на автодром бесплатно. Это привлекло на гонку умопомрачительное даже по современным меркам число людей – по различным оценкам, от 300 до 400 тысяч, а некоторые источники говорят даже о полумиллионе человек, пришедших в этот жаркий (в январе в Аргентине середина лета) день посмотреть гонку.

Трибуны переполнились, лавина людей потекла на трассу. Проволочные ограждения продержались несколько минут. Полиция не смогла сдержать толпу, а попытки наладить хоть какой-то порядок были пресечены самим Пероном, который лично приехал на Гран При. «Это мои дети, пусть идут», – сказал диктатор.

Гонка должна была начаться в четыре часа, но пилоты поначалу отказывались выходить на старт. Практически на всём протяжении трассы вдоль неё плотными рядами стояли люди, которые и не думали никуда уходить. Это было слишком даже для тех лет, однако выбора у пилотов не оставалось. Все понимали, что отказ от проведения Гран При ещё опаснее – мог вспыхнуть бунт. И с небольшим опозданием гонка всё же стартовала.

Машина Адольфо Швельм-Круса после схода из-за отлетевшего колеса

Уже на первых кругах выяснилось, что стоящая по обочинам толпа – это только полбеды. Гораздо хуже было то, что зрители – и мальчишки, и взрослые мужчины – постоянно перебегали трассу прямо перед носом несущихся на полной скорости машин! Гонщикам приходилось уворачиваться от желающих пощекотать себе нервы. Никакие увещевания на зрителей не действовали.

«Раз за разом я махал им руками, чтобы они убирались прочь, но ситуация становилась только хуже, – вспоминал потом пилот Ferrari Майк Хоторн. – Они начали выходить на трассу перед моей машиной, держа в руках свои футболки и рубашки, и отскакивая в последний момент, словно тореадоры, играющие с быком».

Напряжение росло, и было ясно, что добром всё это не кончится. На 21-м круге на Cooper Адольфо Швельм-Круса сломалась ось, и колесо полетело в стоящих у обочины людей – только чудом никто не пострадал. Но 11 кругов спустя гром всё же грянул: уворачиваясь от очередного зрителя, перебегавшего трассу в повороте Nor Este, Нино Фарина резко вывернул руль. Его Ferrari закрутило, сорвало с трассы, и она на огромной скорости врезалась в толпу.

О том, сколько человек погибло в той катастрофе, точно неизвестно и по сей день. Официальные лица сообщили о десяти погибших и 30 раненых, но практически все источники говорят о том, что их было намного больше – до 30 погибших и не менее 40 раненых. Но несмотря на такие жертвы, гонку не остановили. Машины скорой помощи пытались пробиться к пострадавшим прямо сквозь толпу зрителей, продолжавших смотреть гонку, внося ещё больший хаос в происходящее.

Спустя несколько кругов произошла ещё одна трагедия – гонщик Cooper Алан Браун насмерть сбил мальчика, перебегавшего дорогу. Машина Брауна оказалась повреждена, и он отправился в боксы, но лишь затем, чтобы пополнить водой пробитый радиатор, после чего продолжил гонку – и в итоге даже финишировал, хотя и с отставанием в 10 кругов.

Гонка была остановлена по истечении трёхчасового лимита – к этому моменту лидер, Альберто Аскари на Ferrari, проехал 97 кругов. Ближайшего из преследователей, своего напарника Луиджи Виллорези, итальянец опередил на круг. Третьим, к восторгу местной публики (большая часть которой толком не представляла, что творилось на других участках трассы), финишировал местный герой Хосе-Фройлан Гонсалес. Ещё один аргентинец, Оскар Гальвес, в дебютном для него Гран При стал пятым.

Хуан Перон вручает Альберто Аскари приз за победу в Гран При Аргентины 1953 года

Награды победителям вручал лично Перон, и смущённым он отнюдь не выглядел. Тем не менее, выводы на будущее организаторы сделали. Через две недели на Автодроме имени 17 октября проходила другая гонка, не входившая в зачёт чемпионата. Была привлечена армия – солдаты оцепили трассу и сдерживали болельщиков. Гонка прошла без инцидентов.

Что касается Перона, то Гран При Аргентины не помог ему остаться у власти надолго. В 1955-м произошёл военный переворот, полковник был свергнут и изгнан в Испанию. Трассу переименовали в Национальный автодром Аргентины, а позже он получил имя Оскара Гальвеса. Гран При Формулы 1, с перерывами, проводился там вплоть до 1998 года.

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости