Гран При Испании

Гран При Испании

Гран При Испании: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Камуи Кобаяши (Sauber), Педро де ла Роса (HRT), Нико Хюлкенберг (Force India), Фернандо Алонсо (Ferrari), Себастьян Феттель (Red Bull Racing), Кими Райкконен (Lotus)

Вопрос: Камуи, с начала сезона у вас была пара удачных и пара относительно неудачных гонок. В чем разница?
Камуи Кобаяши: В машине. С самого начала сезона она демонстрировала отличную скорость, но в паре гонок наша стратегия была неоптимальной. Впрочем, все не так уж и плохо – мы неплохо начали чемпионат, но нам есть, над чем работать – особенно над скоростью на длинной серии кругов.

Вопрос: Вчера Фернандо Алонсо говорил о взаимоуважении между гонщиками. По-вашему, гонщики должны оставлять друг другу больше места на трассе?

Камуи Кобаяши: Возможно, но не знаю – сложно говорить однозначно.

Вопрос: Вы довольно агрессивны в атаке…
Камуи Кобаяши: Да, но по мне все в норме, я просто выполняю свою работу. Возможно, со стороны маневры выглядят агрессивными, но я не допускал столкновения и не сходил с трассы по причине аварии. Да, случались контакты, но это в порядке вещей. На самом деле, все не настолько серьезно, как кажется.

Вопрос: Иногда вам приходилось быть невольным участником инцидента – как в Спа в прошлом году…
Камуи Кобаяши: Спа? Где? А, вы про инцидент с Льюисом? Обычная гоночная ситуация. Предпосылок для контакта не было, я не ожидал, что Льюис пойдет наперерез и просто остался на траектории. Простая случайность, я не мог уйти в сторону. По сути, это даже не гоночный инцидент и уж точно не агрессивное поведение с моей стороны…

Вопрос: Нико, в нынешнем сезоне напарник пока превосходит вас. Что скажете?

Нико Хюлкенберг: Первые четыре гонки получились непростыми, я предпочел бы набрать чуть больше, чем два очка. Иногда нам просто не везло – в Мельбурне я не мог избежать аварии в первом повороте, а в Бахрейне подвело сцепление…

В этих двух гонках я мог финишировать в десятке, но я не думаю о неудачах, я освоился в коллективе и с оптимизмом жду продолжения сезона. Команда старается собрать всё воедино, и если удача будет на нашей стороне, результаты не заставят себя ждать.

Вопрос: Как вы оцениваете прогресс команды? Темп доработки достаточен?
Нико Хюлкенберг: Определенно. Как и другие команды, мы привезли сюда несколько новинок – посмотрим, за какие позиции они позволят бороться, но наши инженеры рассчитывают на прогресс. Он непременно будет, а насколько заметным – узнаем в ближайшие два дня.

Вопрос: Педро, ваша команда недавно переехала в новую штаб-квартиру и пополнила свой штат множеством сотрудников. Какова ваша роль в развитии Hispania Racing Team?
Педро де ла Роса: Как вы заметили, вокруг нас много нового. Мы меняем организационную структуру, постоянно растем, однако моя роль не выходит за обязанности, присущие любому другому гонщику. Я – частичка команды, у меня достаточно опыта, и если коллективу нужен совет – я всегда рядом, но в целом от меня не требуется ничего кроме пилотажа на максимальной скорости и предельно четких отзывов о поведении машины.

Вопрос: Проработав много лет в McLaren, разве вы не пытаетесь внедрить присущие им принципы?
Педро де ла Роса: Со временем, ведь я в команде в том числе и для этого. Но сейчас мы слишком заняты переездом на новое место и формированием инфраструктуры, после чего должны начать постепенно прогрессировать – думаю, здесь мое участие окажется более полезным. А сегодня задачи предельно просты: нужно заложить фундамент, поэтому я веду себя предельно сдержанно.

Вопрос: На каких позициях хотела бы оказаться команда к концу следующего сезона?
Педро де ла Роса: Понятия не имею. Мы прогрессируем от гонки к гонке, нам уже удалось сделать машину быстрее – осмелюсь напомнить, в первом Гран При команда не смогла пройти квалификацию, однако затем постепенно сокращала отставание от поула. Такова наша цель: приближаться к соперникам и делать так, чтобы в каждой последующей гонке машина ехала чуть быстрее, чем в предыдущей. В конце года посмотрим, к чему это приведет. Мы не ставим перед собой иных задач, кроме повышения конкурентоспособности в каждом Гран При.

Вопрос: Кими, вы были огорчены тем, что не смогли выиграть в Бахрейне – это правда?
Кими Райкконен: Да. Когда подбираешься настолько близко, нельзя быть довольным вторым местом. Если ты в двадцати секундах позади лидера – уже не важно, но тогда у нас был реальный шанс. Впрочем, для команды уик-энд все равно получился неплохим.

Вопрос: Вы дважды побеждали в Барселоне, причем оба раза с поула. Возможен ли третий успех? Вы говорили, что в какой-то момент команда начнет побеждать…

Кими Райкконен: Правила изменились, и для победы уже не обязательно стартовать с поула. Мы попытаемся, но я не знаю, что в итоге получится – сложно строить прогнозы до начала уик-энда. Отрывы минимальны, и если все пройдет гладко, у нас есть шанс, однако даже незначительные трудности могут отбросить далеко назад. Постараемся сработать безупречно, а там посмотрим…

Вопрос: Вы не работали на тестах в Муджелло, но для этой гонки команда подготовила несколько новинок, которые позволят, по меньшей мере, удержать позиции, на которых вы закрепились в первых Гран При сезона?
Кими Райкконен: У нас будут кое-какие модификации, а там посмотрим, чего мы с ними добьемся.

Вопрос: Фернандо, вы побеждали здесь в 2006-м. Как вела себя Ferrari на тестах? Есть заметные изменения?
Фернандо Алонсо: Я бы так не сказал. Мы не устанавливали сколь-нибудь серьезные доработки и, по сути, тестировали различные варианты настроек и проводили проверки, которые не успели выполнить зимой. Тогда нам было очень трудно, мы проехали совсем мало кругов и постоянно сталкивались с разнообразными проблемами. Тесты в Муджелло позволили закончить эту работу, но с точки зрения доработки машины корректировки были минимальными, так что её поведение осталось практически неизменным.

Вопрос: Работа над настройками позволила вам чувствовать себя более комфортно?
Фернандо Алонсо: Посмотрим. У нас были определенные идеи по поводу настроек, но мы не могли применить их в первых гонках, поскольку не опробовали на тестах. Тесты в Муджелло пришлись весьма кстати: некоторые варианты оказались удачными, другие – не очень, но приятно, наконец, разобраться в ситуации. Большее количество информации позволяет лучше подготовиться к Гран При. Сюда мы приехали более подготовленными, чем были в Австралии после трех зимних тестовых сессий, но если вы хотите сделать машину намного быстрее, не стоит полагаться только на настройки – их влияние не так уж велико. Следует работать над аэродинамикой и другими элементами машины – надеюсь, скоро мы получим необходимые модификации, надо просто немного подождать.

Вопрос: Вы хорошо знаете эту трассу и в прошлом году весьма уверенно стартовали. Полагаете, с KERS и DRS количество обгонов заметно возрастет?
Фернандо Алонсо: Думаю, ситуация будет такой же, как в прошлом году. В предыдущие девять лет в гонке было четыре-пять обгонов, но в 2011 их оказалось уже пятьдесят семь – заметная разница! Из-за DRS, KERS и износа резины, нынешний Гран При наверняка будет похож на прошлогодний, так что у нас немало возможностей для атаки. Все это меняет философию трассы: как заметил Кими, раньше победа в Барселоне на 60% зависела от поула – сейчас поул по-прежнему остается лучшей позицией для старта, но из-за особенностей резины для победы он уже не настолько важен.

Вопрос: Себастьян, в трех предыдущих Гран При Испании вы стартовали вторым, а победив год назад нарушили традицию, согласно которой здесь обычно побеждал обладатель поула. В Барселоне многое зависит от характеристик машины – можно ли считать результат, показанный здесь, индикатором для оставшихся гонок первой половины сезона? Если вы окажетесь достаточно конкурентоспособными здесь, означает ли это, что вы будете одинаково быстры везде?
Себастьян Феттель: Если в Барселоне вы достаточно быстры – значит, вы были быстры и раньше. Эту трассу мы хорошо знаем ещё по зимним тестам, нам есть, с чем сравнивать, однако это не значит, что высокая скорость здесь будет означать такую же высокую скорость на любом другом автодроме. А если вы вдруг провалились, это не поставит крест на ваших надеждах. Всё так же, как на других трассах – любой сектор может быть индикатором, просто здесь у нас есть старые данные, по сравнению с которыми мы можем понять, насколько серьёзным получился прогресс.

Да, нужно учитывать иные погодные условия, другое время года, но Барселона, пожалуй, позволяет составить наиболее полное мнение о машине, ведь здесь есть все элементы, которые можно встретить на других трассах: узкие шиканы на последнем секторе, жесткое торможение перед шпилькой, скоростные виражи первого сектора – всё по ходу одного круга.

Вопрос: Опять же, все знают, какие настройки потребуются. Можно ли сказать, что, в данном смысле, эта гонка – одна из сложнейших в чемпионате?

Себастьян Феттель: Да, но я уже обращал внимание, что мы гоняемся здесь в мае при совсем других температурах, чем в феврале или марте. Это существенно влияет на настройки, и то, что вы нашли зимой, может уже не сработать. Кроме того, машины уже заметно отличаются от тех, что были в первой гонке – получается некоторая неразбериха, но в целом команды достаточно хорошо знают трассу. Думаю, проблем с адаптацией не возникнет.

Вопросы с мест

Вопрос: (Алексей Попов – РТР) Вопрос для Педро и Фернандо о Гран При Испании. Мы много читали о сложной экономической ситуации в Барселоне и Валенсии. Сейчас в чемпионате присутствуют обе трассы, но в худшем случае мы можем потерять и ту, и другую. Ваше мнение?

Педро де ла Роса: Когда было объявлено, что Испания получит два этапа чемпионата мира, я не раз говорил, что это уникальная ситуация, и мы должны гордиться таким выбором. Ответ не меняется – Испания по-прежнему принимает две гонки, мы должны по максимуму насладиться этой возможностью, а там посмотрим, что принесет будущее, которое не в наших руках. Мне приятно приехать на Гран При Испании, будучи испанским гонщиком в испанской команде, так что давайте не думать о перспективах – нам они неподвластны.

Вопрос: (Майк Дудсон – Honorary) Михаэль Шумахер активно критиковал шины Pirelli или, по крайней мере, политику этой компании. Для нас и болельщиков вполне очевидно влияние Pirelli на зрелищность гонок. Кто-либо из вас разделяет мнение Михаэля, или его комментарии – попытка оправдать отсутствие побед?
Фернандо Алонсо: Себастьян – немец, пусть он и отвечает.

Себастьян Феттель: Правда? Знаете, ощущения в кокпите отличаются от того, что видится снаружи – это как два разных мира. Если говорить о качестве гонок, сейчас нам приходится гораздо внимательнее следить за состоянием шин, чем три-пять лет назад. Скажем, в 2009-м году, когда в Формуле 1 были разрешены дозаправки, во время пит-стопа мы всякий раз получали свежий комплект резины, и шины гораздо дольше сохраняли работоспособность. Тогда мы могли чуть ли не каждый круг проезжать в квалификационном темпе, а сейчас машины изначально заправлены под завязку, что повышает нагрузку на шины и смещает их рабочий диапазон.

Смена резины за двадцать или пятнадцать кругов до финиша – это две совершенно разные ситуации: в какой-то момент машина начинает скользить, и тот, кто сменил её пусть и на два круга раньше, скользит сильнее соперника. В итоге мы получаем гонки с большим количеством обгонов, за которыми наверняка интересно наблюдать со стороны – хотя бы потому, что на трассе происходит множество событий.

Всё зависит от предпочтений. Фернандо хорошо помнит статистику, за последние два года гонки стали более насыщенными. Помню, как я сам на протяжении – сколько кругов здесь в гонке, шестьдесят шесть? – в общем, на протяжении почти шестидесяти кругов преследовал Фелипе Массу и никак не мог провести обгон. Теперь мы понимаем, что по ходу дистанции такой шанс может представиться, а это меняет и сам подход к уик-энду…

Вопрос: Фернандо?
Фернандо Алонсо: Соглашусь с Себастьяном и не соглашусь с тем, что Михаэль постоянно критикует Pirelli. Он бросил всего одну фразу, которую пресса слегка раздула. Я читал его комментарии и не нашел в них ничего предосудительного.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Фернандо, в этой гонке у вас будет совершенно иная машина. Предположим, что она не оправдает…
Фернандо Алонсо: Узнаем после гонки, поскольку сейчас мы сами не представляем, насколько быстра наша машина. Да, у нас есть новые детали, но у соперников они тоже имеются. От Ferrari в каждой гонке ждут больших успехов, будто мы одни дорабатываем машину. Да, нам кажется, что по сравнению с Бахрейном мы заметно прибавили, но мы также знаем, что это не последний шаг вперед. Процесс продолжается: здесь мы должны постараться улучшить стартовую позицию и темп в гонке, а затем готовить новые детали к Монако, Канаде… Мы не будем привозить абсолютно новую машину на каждую гонку, как может показаться здесь, в Барселоне.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Но ответьте на вопрос: если машина не…
Фернандо Алонсо: Отвечу в воскресенье.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Но раз уж машина несет в себе несколько революционных идей, не может ли её провал означать конец сезона для команды, которой придется переключиться на подготовку к следующему году?
Фернандо Алонсо: Я так не думаю. Посмотрим, как поведет себя машина. Если хорошо – это станет первым шагом на пути дальнейшего прогресса в последующих гонках. Если на фоне соперников прогресса окажется недостаточно – значит, придется ещё активнее готовиться к этапам в Монако и Канаде, используя более агрессивный подход. Чемпионат достаточно долгий, нет смысла опускать руки уже в мае, после всего лишь четырех гонок.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Полагаете, это шасси может служить базисом для машины следующего сезона?
Фернандо Алонсо: Вполне.

Вопрос: (Гэри Минаган –The National) Вопрос ко всем. Если вспомнить состав участников сезона 1992 года, тогда в чемпионате выступало всего два представителя неевропейской части света. Спустя двадцать лет на стартовой решетке таковых уже семеро. Есть вероятность, что через несколько лет большинство гонщиков будет представлять неевропейские страны мира? Как это скажется на Формуле 1?
Камуи Кобаяши: Сложно сказать. Гонщикам не из Европы, особенно азиатам, всегда трудно пробиться в Формулу 1. Не знаю, каким будет расклад в будущем, но сколько у нас сейчас европейцев в пелотоне? Семнадцать? Что ж, поживем – увидим. Важно иметь специальные программы подготовки гонщиков, а нынешние варианты в большинстве своем откровенно слабы. Здесь есть, над чем работать – пока нам сложно понять, как вывести молодое дарование в Формулу 1. Не представляю, как изменится ситуация, но над программами задуматься стоит…

Вопрос: Зато в пелотоне много немцев. Нико, это объясняется, в том числе, обширной программой подготовки немецких гонщиков?
Нико Хюлкенберг: Какой программой? Я о такой не знаю, и мы не следим за подобной статистикой. Уверен, в будущем в чемпионате всегда будет оптимальное соотношение европейских и неевропейских гонщиков.

Вопрос: (Энди Бенсон – BBC Sport) Вопрос для всех и для Фернандо и Себастьяна в частности. Если вспомнить два решения стюардов в отношении Нико Росберга в Бахрейне – кстати, в одном из рассматриваемых случаев участвовали вы, Фернандо – вам понятно, какие действия допустимы при обороне позиции?

Фернандо Алонсо: Да.

Вопрос: (Энди Бенсон – BBC Sport) Ваше понимание изменилось за последние три недели?
Фернандо Алонсо: Нет, разве что…

Себастьян Феттель: Фернандо выразился довольно четко, когда сказал: «Нужно всегда оставлять достаточно места!»

Фернандо Алонсо: Именно.

Себастьян Феттель: Это было понятно, не так ли?

Фернандо Алонсо: Точно так, как я сам оставил место Себастьяну в прошлом году в Монце.

Вопрос: (Энди Бенсон – BBC Sport) Но в Бахрейне все было совсем не так…
Себастьян Феттель: Он просто подумал, что моя машина намного хуже.

Фернандо Алонсо: Но ты все-таки обогнал.

Себастьян Феттель:
По-моему, правила однозначны, хотя вы можете со мной не согласиться. В Бахрейне было два эпизода с участием Нико, один с участием Фернандо, но позже Алонсо пояснил свои маневры стюардам. Что касается Льюиса – он в итоге провел обгон. Можно говорить об этом часами, однако если рассматривать ситуацию в целом, в Бахрейне она была уникальной в том числе из-за асфальтовых зон безопасности. Да, там много песка, но в пылу борьбы оба гонщика всегда мчатся на пределе – и тот, что атакует, и тот, что обороняется. Конечно, нужно понимать положение соперника и оставлять ему достаточно места – скажем, если бы там вместо асфальта была искусственная трава, ситуация не зашла бы так далеко. Думаю, Фернандо согласится…

Вопрос: (Карлос Микель – La Gaceta) Фернандо и Педро, в ближайший уик-энд в Барселону приедут болельщики со всей Испании. Чем вы можете порадовать их в гонке? Ваши цели?
Педро де ла Роса: Наша цель – продолжить борьбу и добиться прогресса по сравнению с этапом в Бахрейне. Мы не можем обещать победы – эту возможность оставим Фернандо – но мы обещаем провести этот уик-энд с чувством гордости за то, что присутствуем здесь, постараемся сработать предельно профессионально и максимизировать свои шансы.

Фернандо Алонсо: Аналогично. Мы не можем обещать что угодно, это не математика, это – спорт. Соперники тоже выкладываются по максимуму, но мы постараемся учесть все детали, как делаем в любой уик-энд, сработать на 100% и финишировать на максимально высокой позиции.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Не принимая в расчет тот факт, что для кого-то из вас предстоящая гонка является домашней, скажите, насколько важно для вас возвращение в Европу? Кими, вы, насколько известно, не любите выезжать за пределы европейской части света…
Кими Райкконен: Да, но, скажем, в Китай я прилетел в четверг утром, и в этом плане приезд на европейский этап в четверг утром ничем не отличается…

Педро де ла Роса: Рискую показаться предвзятым, ведь для нашей команды это не только возвращение в Европу – это возвращение в Испанию. Впрочем, с точки зрения программы доработки машины этот этап наступил немного рано – мы прогрессировали с первой гонки в Австралии, но чтобы порадовать болельщиков хорошей скоростью, требуется больше времени. Однако, это единственный негативный момент, а в остальном – мы в Испании, на родной земле!

Я с нетерпением жду начала уик-энда. Я привык жить в десяти минутах ходьбы от трассы, постоянно слышать звуки моторов – особенно моторов Формулы 1, когда просыпаешься утром в один из дней уик-энда. Для меня это особенная гонка!

Вопрос: Камуи, должно быть, нелегко постоянно летать из Японии в Европу и обратно…

Камуи Кобаяши: Конечно. Я переехал в Европу семнадцать лет назад и не раз выступал в Барселоне. Приятно возвращаться сюда после долгих путешествий, видеть все моторхоумы. Здорово, что мы снова гоняемся в Европе!

Себастьян Феттель: Думаю, всем гонщикам нравится выступать в Европе. Конечно, и за ее пределами есть немало интересных гонок – скажем, практически все любят этап в Австралии. Да, дорога туда занимает немало времени, но как только оказываешься на месте, по-настоящему наслаждаешься атмосферой. В конце концов, не так уж и важно, сколько времени уходит на поездку, хотя, разумеется, гораздо удобнее лететь всего полтора-два часа вместо двух раз по двенадцать.

В каждой стране, принимающей Гран При, есть особая культура автоспорта, и мы всякий раз надеемся увидеть немало болельщиков. Это невероятное чувство: стоять на стартовой решетке, видеть заполненную главную трибуну, тысячи фанатов, поддерживающих, в основном, Фернандо и других испанских гонщиков – впрочем, когда мы приезжаем в Сильверстоун, там тоже болеют за местных. Надеюсь, нам удастся порадовать зрителей отличной гонкой, и они придут посмотреть на нас в следующем году!

Вопрос: (Алексей Попов – РТР) После тестов в Муджелло Виталий Петров негативно отозвался о безопасности итальянской трассы. Кое-кто из гонщиков раскритиковал его за такую позицию, но разве он не прав, когда высказывает подобные опасения?
Фернандо Алонсо: Сколько людей, столько и мнений, и я не возьмусь судить, прав Виталий, или нет – это дело комиссии по безопасности. Лично мне нравится конфигурация трассы в Муджелло, нравится то ощущение, которое испытываешь, проезжая круг – по уровню адреналина он стоит сотни кругов на любой другой трассе! Кроме того, мы работали в Италии, где сильна поддержка Ferrari – я получил удовольствие от трёх дней тестов, а для ответа, безопасна трасса или нет, у меня недостаточно информации.

Нико Хюлкенберг: Мне очень нравится трасса в Муджелло – она совсем не похожа на другие автодромы, на которых мы выступаем. Такое чувство, будто ты постоянно летишь над асфальтом – постоянно задействованы четвертая, пятая, шестая передачи. Как сказал Фернандо, ощущение безопасности – личное дело каждого. По мне, там всё в порядке.

Камуи Кобаяши: Отличная трасса! На безопасных автодромах вроде Абу-Даби нет гравийных ловушек, а в Муджелло они есть, и после ошибки ты всерьез рискуешь застрять – хорошая тренировка! В гонке мы стараемся держаться на траектории и избегать лишнего риска, но на тестах можно чуть отодвинуть пределы и попытаться улучшить свой пилотаж – по-моему, замечательный шанс.

Себастьян Феттель: Впервые слышу, что Виталий высказывался о безопасности конфигурации в Муджелло. Думаю, всем нравится эта трасса, поскольку она не похожа на остальные автодромы. Как сказал Нико, там много скоростных поворотов, а чем выше скорость, тем выше риск. Да, зоны безопасности довольно обширные, но гонщикам всегда хочется большего.

Пока обходится без проблем – все в порядке, но если случается авария… После инцидента всегда легко рассуждать о причинах, факторах, но не скажу, что мы с опаской работали в Муджелло. Если бы возникла идея провести там Гран При, тогда наверняка прозвучали бы аргументы в пользу повышения безопасности трассы, но для тестов организаторы сделали все возможное.

Вопрос: (Ванесса Руис – Radio Estado ESPN) Нико сказал, что трасса в Муджелло не похожа на другие автодромы. Означает ли это, что тесты на ней менее полезны, чем где-либо ещё?
Камуи Кобаяши: Сложно сказать. Возможно, для шасси тесты не так уж и эффективны, но для аэродинамики, определенно, полезны – мы смогли опробовать доработки на длинных прямых. Да, оценить стабильность в поворотах было непросто, но в целом три дня прошли успешно.

Себастьян Феттель: Согласен. Приятно опробовать детали, предназначенные не для какой-то конкретной трассы, а для всех автодромов в целом. Когда мы работаем в Хересе или Барселоне, мы всякий раз испытываем специализированные доработки. Помнится, в Поль Рикаре мы ездили по конфигурации, где на круг уходило не более пятидесяти секунд, только потому, что готовились к Гран При Монако. Разные шины, разные детали – каждые тесты предназначались для конкретных элементов машины. Впрочем, тем, кому не нравится Муджелло, этот вариант вполне подходит.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости