Гран При Испании

Гран При Испании

Гран При Испании: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Испании. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Пьер Ваш (Sauber), Джорджио Асканелли (Toro Rosso), Сэм Майкл (McLaren), Эдриан Ньюи (Red Bull Racing), Марк Смит (Caterham), Пол Хембри (Pirelli)

Вопрос: Пьер, добро пожаловать на пресс-конференцию! Вы – глава отдела разработки машины в Sauber. Расскажите, как прошли тесты в Муджелло? Ваши расчеты подтвердились уже здесь, в Барселоне?
Пьер Ваше: Спасибо за приглашение! Мы оценивали новый аэродинамический обвес и были рады возможности протестировать его на трассе уже по ходу сезона. Сегодня мы провели повторную обкатку и подтвердили выводы, полученные в Муджелло.

Вопрос: В первых двух гонках сезона ваши гонщики очень бережно работали с шинами. Как им удавалось добиться такого эффекта в Австралии и Малайзии, и почему не удалось повторить это в Китае и Бахрейне?
Пьер Ваш: Это разные гонки, разные трассы, и в последнем случае конфигурация, пожалуй, в меньшей степени подходила нашей машине.

Вопрос: Это единственная причина?
Пьер Ваш: Думаю, да.

Вопрос: А если говорить о предстоящей гонке?

Пьер Ваше: Надеюсь, все будет в порядке. Завтра узнаем.

Вопрос: Спонсором команды стал футбольный клуб «Челси». Означает ли это партнерство расширение финансовых возможностей Sauber?
Пьер Ваше: Не знаю. Я не могу отвечать на подобные вопросы, вам лучше спросить у Петера Заубера.

Вопрос: Пол, в нынешнем сезоне команды используют несколько иной набор спецификаций шин, чем в 2011-м. Насколько велика разница?
Пол Хембри: В целом подход к выбору составов на гонку стал более агрессивным. Скажем, нынешний Soft соответствует прошлогоднему Super Soft, а нынешний Medium – прошлогоднему Soft. Сходство очевидно, но если говорить о жесткой резине, отличия заметны. В прошлом году в Барселоне гонщики с трудом могли заставить жесткие шины работать – с этой задачей справилась лишь пара участников чемпионата. Поэтому мы решили кое-что исправить.

Вопрос: Мы слышали немало отзывов о рабочей температуре шин, их износе, потере эффективности… Не могли бы вы рассказать об этом немного подробнее? Как разница между составами сказывается на поведении машины?
Пол Хембри: Потеря эффективности подразумевает снижение сцепных характеристик шин в связи с перегревом, возникающим при попытке выжать из них максимум на одном быстром круге. Суть физического износа в этом отношении понять намного легче, однако оба понятия связаны между собой, пусть и не напрямую.

Многие слышали о рабочем диапазоне шины – скажем, в прошлом году для мягких шин оптимальными температурными условиями считался интервал от двадцати до тридцати восьми градусов, но в этом году в Шанхае асфальт остыл до отметки менее двадцати градусов, что сильно сказалось на свойствах резины. Она весьма чувствительна к таким вариациям, на разных машинах падение температуры также было различным, но в целом шины получали недостаточно тепловой энергии.

Еще одним следствием агрессивного подхода к выбору спецификаций стал быстрый перегрев шин на абразивном асфальте или при пробуксовке. Мы уменьшили разницу между составами, да и машины отличаются от прошлогодних – свяжите эти два фактора, и получите картину, которая наблюдалась и в начале предыдущего сезона: множество вопросов, которые были постепенно устранены уже по ходу сезона, когда команды стали лучше понимать работу шин. Думаю, в ближайших гонках мы увидим нечто подобное.

Вопрос: Вас беспокоит снижение температуры асфальта в воскресенье? Сегодня трасса прогрелась до 44-х градусов, однако в день гонки ожидается не более 34-х…

Пол Хембри: Ничуть не беспокоит. Как я уже говорил, трудности начинаются при падении температуры ниже двадцати градусов, что более вероятно в Германии или Сильверстоуне.

Вопрос: То есть, проблем не предвидится?
Пол Хембри: Нет.

Вопрос: Марк, добрый вечер! Возможно, мы ошибаемся, но от Caterham в нынешнем сезоне ждали более высоких результатов. Что необходимо сделать, чтобы исправить ситуацию? К каким выводам вы пришли в Муджелло? Прогресс есть?
Марк Смит: Возможно, ожидания не безосновательны, и мы сами несколько огорчены таким положением дел. Нам удалось добиться прогресса по сравнению с прошлым сезоном, но этого явно недостаточно. Отчасти это объясняется отсутствием необходимого опыта, хотя в команде немало проверенных специалистов. Формирование слаженного коллектива и необходимой инфраструктуры требует времени, и мы над этим работаем – идет ли речь о персонале, оборудовании или программном обеспечении.

Что касается тестов в Муджелло, они оказались весьма полезными для проверки наших разработок в области аэродинамики – думаю, всем очевидно, что в этом плане нам нужно прибавить. Если говорить о доработках, которые были привезены на тесты, то в Барселоне мы не рискнули устанавливать на машину компоненты, не прошедшие полную проверку средствами вычислительной гидродинамики или в аэродинамической трубе.

Вопрос: Как вы оцениваете результаты гонщиков? Хейкки регулярно опережает Виталия в квалификации, но в гонке Петров неизменно финиширует выше Ковалайнена…

Марк Смит: Команда довольна обоими гонщиками, а приход Виталия стал для нас глотком свежего воздуха. У нас два конкурентоспособных спортсмена, каждый из которых всегда выкладывается по максимуму.

Вопрос: Джорджио, команда расширила свою базу, у вас больше пространства для работы, для персонала. Означает ли это, что темп доработки машины заметно возрастет?

Джорджио Асканелли: Это уже происходит. Получаем ли мы больше деталей? Да. Достаточно ли они эффективны? Не всегда.

Вопрос: К каким выводам вы пришли в Муджелло?

Джорджио Асканелли: Одни из опробованных там новинок подтвердили свою эффективность, другие – нет. Нужно разобраться в ситуации, не стоит сбрасывать со счетов компоненты, которые оказались неподходящими для Барселоны. Думаю, мы ещё раз опробуем их в Канаде, поскольку Монако – не место для экспериментов.

Вопрос: Команде, очевидно, не хватает стабильности. В Бахрейне Даниэль Риккардо потрясающе провел квалификацию, однако в гонке не смог закрепить успех…
Джорджио Асканелли: Я бы сказал, мы были стабильно медленными, если не считать квалификацию в Бахрейне. Что из этого следует? Почти ничего.

С момента моего прихода в Toro Rosso мы неизменно зарабатывали очки в дебютной гонке сезона. Не важно, была у нас прошлогодняя машина или собственная разработка, мы всегда старались оптимальным образом подготовиться к началу чемпионата, тогда как другим командам это подчас не удавалось. Вторая гонка была лотереей, третья порадовала результатом… Нет, в Китае нас на протяжении всего уик-энда преследовали технические проблемы, а уже в Бахрейне мы были по-настоящему довольны результатом в квалификации и слегка огорчены итогами гонки.

Вопрос: Сэм и Эдриан, сегодня ваши команды больше, чем обычно работали над машиной. Это продолжение мероприятий, начатых в Муджелло? Вы по-прежнему тестируете какие-то компоненты?
Эдриан Ньюи: Я бы не сказал, что в плане работы этот уик-энд чем-то отличается от четырех предыдущих.

Вопрос: Сэм?

Сэм Майкл: Аналогичный ответ. Да, у нас была насыщенная программа проверки различных деталей, среди которых были элементы, требовавшие окончательной обкатки после тестов в Муджелло, но мы бы работали в таком режиме вне зависимости от того, были те три дня тестов, или нет. В свое время все команды проголосовали за отмену тестов и отказ от специальных тестовых бригад – это означает, что мы привыкли выполнять всю необходимую работу в пятницу, так что здесь для нас нет никаких отличий.

Вопрос: Насколько важными для вас были тесты в Муджелло? Сэм, ваши основные гонщики не работали на трассе, тогда как ваши, Эдриан, участвовали в тестах…

Сэм Майкл: Мы использовали эти тесты, чтобы проверить корреляцию данных – по сути, для этого сейчас и используются заезды на трассе, а не для итоговой выверки деталей. В Муджелло отправились наши тест-пилоты, а основные гонщики в то же самое время работали на симуляторе, поскольку для нас было крайне важно сверить все расчеты.

Лично я считаю, что мы можем в принципе обойтись без тестов по ходу сезона – на них уходит неоправданно много сил и средств. Да, команда придет к определенным выводам, но в целом участники чемпионата просто потратили огромную сумму денег. Удалось ли нам в итоге оторваться от Red Bull, Ferrari или Mercedes? Вряд ли.

Вопрос: Эдриан, у вас такое же ощущение?

Эдриан Ньюи: Думаю, мы все ещё раз поняли, что в Италии готовят лучшую пасту в мире, а в остальном я согласен с Сэмом. Да, мы приезжаем на тесты только потому, что есть такая возможность, но мы не узнаем ничего нового. Замечание Сэма весьма верное: мы тратим уйму средств, но ценность тестов остается под вопросом…

Вопрос: Эдриан, как вы оцениваете результаты своих гонщиков? Изменился ли расклад сил между Себастьяном Феттелем и Марком Уэббером в первых четырех гонках?

Эдриан Ньюи: Нет. Себастьян очень уверен в себе, Марк весьма талантлив и продолжает много работать. В целом Себастьян едет чуть быстрее, но результаты очень плотные, и я доволен выступлением обоих пилотов.

Вопрос: Сэм, в Williams вы занимали пост технического директора, а в McLaren перешли на должность спортивного. Как изменился круг ваших обязанностей?
Сэм Майкл: Я работаю с высшим руководством команды – начальниками отделов и техническими директорами. Я отвечаю за работу гонщиков и инженеров, но притом взаимодействую со своими коллегами на базе, чтобы обеспечить большую конкурентоспособность команды.

Вопрос: Сейчас спортивный директор выполняет ту же роль, что менеджер в прошлом...
Сэм Майкл: В разных командах должность может называться по-разному, однако это далеко не всегда имеет какое-то отношение к прямым обязанностям внутри коллектива.

Вопросы с мест

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) После отмены тестов по ходу сезона, многие сетовали на то, что у них больше нет возможности дорабатывать машину. Так почему сейчас вы заявляете, что эти тесты абсолютно бесполезны?

Эдриан Ньюи: Мы не говорили, что не узнали абсолютно ничего, но задались вопросом – а приносят ли тесты реальную пользу? В Формуле 1 все измеряется относительно прямых соперников – как заметил Сэм, с момента всех этих жалоб прошло уже три года, на протяжении которых у нас не было тестов между гонками. Мы научились эффективно работать по пятницам, в результате чего ценность отдельных тестов сошла на нет.

Сэм Майкл: Полностью согласен.

Вопрос: (Даниэль Ортелли – Agence France Presse) Считаете ли вы, что тесты между гонками были бы более полезными чуть позднее по ходу сезона?

Эдриан Ньюи: Если вы хотите использовать их для разработки новой машины – возможно, но с точки зрения расходов…

Знаете, бюджеты команд ограничены, и самой большой статьей в них остается работа над машиной непосредственно на трассе – это обходится дороже, чем аэродинамическая труба, вычислительная гидродинамика или симулятор. Если мы преследуем цель снижения расходов, то тесты по ходу сезона точно окажутся не в приоритете.

Вопрос: Кто-нибудь желает высказаться на этот счет? Джорджио?
Джорджио Асканелли: Мероприятия приносят выгоду, если они остаются неизменными на протяжении длительного периода времени. В своем развитии команды стараются адаптироваться к существующим условиям, и если вы что-то меняете, это требует иных подходов.

Думаю, как раз это хотели сказать Сэм и Эдриан. За каждым из них стоят команды с гигантской инфраструктурой, а вот у Toro Rosso такой инфраструктуры нет, и потому для нас позитивна сама возможность работать на трассе. Впрочем, я все-таки соглашусь с Эдрианом в том, что этот способ приобретения опыта наиболее затратный – гораздо выгоднее работать на симуляторе и в аэродинамической трубе. Но если у вас нет ни симулятора, ни трубы, вам необходимо выезжать на трассу и проверять свои разработки.

Вопрос: Марк, желаете что-то добавить?

Марк Смит: Ничего кроме того, что уже было сказано.

Вопрос: Пьер?
Пьер Ваше: Нет дополнений.

Вопрос: Пол, для шинников тесты имеют ценность, или это тоже только расходы?
Пол Хембри: Скорее расходы. Однако же мы должны учитывать пожелания команд, и если бы хотели добиться большего эффекта, нам следовало бы отправиться на трассу, принимающую один из этапов чемпионата – в таком случае тесты были бы более полезными.

Вопрос: (Майк Дудсон – Honorary) Джорджио, вы сотрудничали с ведущими специалистами и гонщиками Формулы 1, а теперь работаете в небольшой команде. Видите ли вы потенциал в своих гонщиках? Расскажите, в какой момент каждый из них произвел на вас наибольшее впечатление…
Джорджио Асканелли: Кажется, я уже говорил, что в Бахрейне Даниэль фантастически провел квалификацию, причем речь идет не только о финальной попытке – все три сессии были безупречными. Это как в случае с тем невероятным кругом Себастьяна Феттеля, когда он в Валенсии на заправленной под завязку машине и уже прикатанной резине выдал сумасшедший результат. В тот день, осознав свои возможности, Себастьян сделал заметный шаг вперед – он понял, что ему по силам повторить нечто подобное и в будущем. К сожалению, в Бахрейне нам не удалось закрепить успех, гонка сложилась совершенно иначе.

В любом случае, гонщик должен сам осознать свой потенциал, а наша задача – помочь ему этот потенциал раскрыть. Я бы сказал, три недели назад Даниэль сотворил нечто невероятное. Жан-Эрик тоже безмерно предан автоспорту, я видел мало спортсменов, способных столь эффективно контролировать расход топлива. Для него предстоящий уик-энд всего лишь пятый в карьере, так что здесь нам нужно немного подождать.

Вопрос: (Гэри Минаган – The National) В этом сезоне сразу три команды зарегистрированы вне Европы – в частности, в Индии, Малайзии и России. Возможно ли, что в будущем команды будут базироваться вне Европы? Мы слышали о возможном переезде Toro Rosso в Абу Даби, Caterham – в Малайзию…
Сэм Майкл: Такой вариант вполне возможен, но будет ли команда конкурентоспособна… По-настоящему успешные команды отличает способность привлекать хороших специалистов, что является ключевым фактором успеха. С точки зрения инфраструктуры нет никаких проблем создать вне Европы необходимую производственную и тестовую инфраструктуру, но для результата нужны таланты, которые, в свою очередь, должны согласиться на работу за границей.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Пол, вам наверняка известно о негативных комментариях, высказанных Михаэлем Шумахеров в адрес шин сразу после гонки в Бахрейне. Он одинок в своем мнении? Что вы могли бы ответить? Вчера Михаэль сказал, что встречался с представителями Pirelli в Муджелло – после той встречи он лучше понимает подход компании?
Пол Хембри: Да, он беседовал с нашими инженерами, но встреча касалась не только ситуации в Бахрейне – мы пытались определить дальнейшие направления работы, в том числе на тестах, к тому же нам хотелось услышать мнение о себе со стороны.

Михаэль – наиболее успешный гонщик в истории Формулы 1, мы прислушиваемся к его комментариям, но стараемся учитывать отзывы и других спортсменов, и если они все придут к единому выводу…

Знаете, незадолго до нашего возвращения в чемпионат нам были поставлены некоторые стартовые условия, и мы стараемся им следовать. Мы уважаем мнение каждого, но если оно не поддерживается, мы должны просто продолжать свою работу.

Вопрос: (Даниэль Ортелли – Agence France Presse) Вопрос для Сэма Майкла. В начале сезона многие обращали внимание на оригинальный носовой обтекатель MP4-27. Теперь вы его сменили. В какой степени первоначальный вариант был обусловлен соображениями маркетинга, и какие преимущества может обеспечить новинка?
Сэм Майкл: Эти изменения – часть процесса доработки машины. Мы не меняли шасси и не планируем делать этого по ходу сезона, но команда всегда экспериментирует с различными вариантами носового обтекателя, формой антикрыльев и другими элементами вне зависимости от действий соперников, так что это никак нельзя назвать маркетинговым ходом. Единственная причина корректировок – желание повысить эффективность аэродинамики. Здесь мы испытываем новый носовой обтекатель, но я не стал бы называть его ключевым фактором, влияющим на общую скорость MP4-27.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) К вопросу о молодежных тестах. Сейчас у команд есть возможность выбора – проводить их в Абу-Даби или Сильверстоуне, причем многие критикуют второй вариант. Могу я узнать ваше мнение? Пол, для вас это грозит двойными расходами – что скажете?
Пол Хембри: Пожалуй, мне отвечать даже легче, чем другим. Честно говоря, пока к нам обращались только те команды, которые планируют провести тесты в Абу-Даби. Формально, у нас нет никаких обращений по поводу тестов в Сильверстоуне, хотя устно мы обсуждали этот вопрос, так что нам самим хотелось бы знать – будут ли они там проводиться или нет.

Джорджио Асканелли: Мы запланировали в своем бюджете средства на пятнадцать дней тестов и по-прежнему выступаем за проведение молодежных тестов в конце сезона, чтобы использовать моторы, оставшиеся после Гран При. Если тесты организовать посередине сезона, нам это будет стоить полмиллиона долларов, которых у нас попросту нет.

Эдриан Ньюи: Стоит вернуться к сути и вспомнить о том, для чего именно проводятся молодёжные тесты. Их цель – способствовать прогрессу молодых гонщиков, и когда их потенциал гораздо лучше оценить – в конце сезона, или по его ходу?

Лично я думаю, что это возможно только в конце сезона, когда они завершат свои выступления. Вы будете знать, каковы итоги этих выступлений, у пилотов максимум опыта, а если мы посадим их за руль Формулы 1 летом и скажем, что следующей возможности нужно подождать месяцев восемь – этот вариант не кажется мне оптимальным.

Сэм Майкл: Соглашусь с Джорджио и Эдрианом. Наш план – тесты в Абу-Даби. Мы не хотим проводить тесты в Сильверстоуне по ряду причин. Одна из них – моторы. В конце сезона остаётся множество двигателей с неизрасходованным ресурсом. Вы можете использовать их совершенно свободно, зная, что в гонках они больше не понадобятся. По ходу сезона такой уверенности быть не может, поэтому придётся выделять какой-то отдельный двигатель для тестов.

Кроме того, Эдриан совершенно справедливо заметил, что в случае проведения тестов по ходу сезона нам придется отвлекать молодых гонщиков от выступления в основном чемпионате. Если организовать все в конце года, парни успеют завершить сезон в Формуле 3, Формуле 2 и других гоночных сериях и целиком сосредоточиться на тестах Формулы 1.

Пьер Ваше: У нас иное мнение. С точки зрения логистики и расходов гораздо выгоднее проводить тесты в Сильверстоуне.

Марк Смит: Аналогично. Для нас Сильверстоун тоже предпочтительнее – и по логистике, и по затратам.

Вопрос: (Миран Алисич – RTV Slovenia) Вопрос к джентльменам, сидящим в первом ряду. Вы давно работаете в Формуле 1. Не могли бы вы сравнить важность шинного фактора в эпоху «шинных войн», в период монополии Bridgestone и в нынешнюю «эру» Pirelli?
Сэм Майкл: Шины всегда были важным фактором. После изменений в техническом регламенте отрывы сократились до минимума, и сегодня пятнадцать машин зачастую умещаются в одну секунду. Стоит немного потерять в уровне сцепления с трассой, вы проигрываете сразу пять-шесть десятых и откатываетесь уже не на пару – на десять позиций назад. Да, в предыдущие годы у нас тоже были шины, весьма чувствительные к температурному режиму, но когда эта чувствительность соотносится с плотностью результатов, малейшее отклонение от рабочего диапазона обходится слишком дорого.

Эдриан Ньюи: Согласен. Результаты действительно плотные, а шины Pirelli заметно отличаются от Michelin или Bridgestone. Не скажу, хуже они или лучше – просто другие, и это новый вызов, что тоже неплохо.

Если вспомнить эпоху противостояния Michelin и Bridgestone, в те времена гонки зачастую напоминали серию квалификационных кругов, гонщики могли позволить себе не беспокоиться об износе или потере эффективности. Сейчас иная ситуация, и она требует совершенно другого набора навыков.

Так было в восьмидесятых с Аленом Простом, когда он получил прозвище «Профессор» за свое умение «просчитывать» гонку. В каком-то смысле мы наблюдаем нечто подобное, и все это создает основу для множества вариаций, как по ходу квалификации, так и в самой гонке, что, в свою очередь, хорошо и для спорта, и для зрителей.

Джорджио Асканелли:
Машина касается поверхности в четырех точках, которыми являются шины, и для гонщиков они всегда были ключевым фактором, независимо от того, наблюдалось ли в чемпионате противоборство шинных компаний, или нет. В любом случае необходимо понимать поведение резины, и что действительно изменилось за последние двадцать, а то и тридцать, лет – это механизм оценки и набор доступных методов, многих из которых раньше попросту не было.

В те времена команды целиком полагались на мнение гонщиков, а гонщик способен почувствовать многое. Уровень сцепления, температурный режим – способность контролировать все это отличает подлинных чемпионов мира, и никакие современные методы этого не заменят.

Вопрос: (Ванесса Руис – ESPN Radio) Пол, в Pirelli изменили подход к выбору составов, чтобы сделать шины столь значимым фактором, каким они являются сейчас? Возможно, следует снизить скорость износа резины? И вопрос к представителям команды – вам это необходимо?

Пол Хембри: Мы работаем в соответствии с запросами команд, и если они захотят видеть иной подход, мы можем вернуться к принципам времен «шинных войн». Как сказал Эдриан, вполне реально атаковать в полную силу при минимальном уровне износа, но здесь мы неизбежно упремся в вопрос ресурса шин, ведь команды будут стремиться расширить пределы скорости. Впрочем, всё зависит от приоритетов – мы сделаем то, что нужно спорту.

Да, в начале сезона шины стали ключевым фактором успеха, но от гонки к гонке за счет опыта и доработки машин команды постепенно адаптируются. Присутствующие здесь прекрасно разбираются в технических вопросах, с ними работает немало первоклассных специалистов. Вспомните: когда мы вернулись в Формулу 1, после первых зимних тестов всем казалось, что в гонке будет двадцать пять пит-стопов, но уже к концу сезона гонщики без проблем проезжали на точно таких же шинах по тридцать кругов! Ситуация меняется, но главное – вызов одинаков для всех. Инженеры найдут решение, а гонщики им помогут.

Эдриан Ньюи:
Мы присутствуем здесь только потому, что люди хотят наблюдать за Формулой 1, так что для блага спорта важен не наш выбор, а то, что нравится зрителям.

Марк Смит: По-моему, подход абсолютно оправданный. У команд множество других задач, и у нас, как у небольшого коллектива, есть более важные дела, чем влияние на политику шинников. Мы довольны тем, что имеем, и нас устраивает такой вызов.

Сэм Майкл: С точки зрения вызова гонки получаются весьма интересными. Да, это осложняет работу, но разве не за этим мы пришли в Формулу 1? Пока у вас есть возможность всякий раз использовать одни и те же шины – что мы имеем в случае с Pirelli – все остальное зависит исключительно от ваших способностей понимать их поведение и соответствующим образом дорабатывать машину. Нельзя не согласиться, что в нынешнем сезоне шинный фактор сделал гонки особенно захватывающими, и нам это нравится.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости