Гран При Бельгии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Бельгии. Пресс-конференция в четверг

Участники: Жан-Эрик Вернь (Toro Rosso), Шарль Пик (Marussia F1), Педро де ла Роса (HRT), Виталий Петров (Caterham), Михаэль Шумахер (Mercedes), Дженсон Баттон (McLaren)

Вопрос: Жан-Эрик, для вас это первый Гран При Бельгии в Формуле 1, но вам приходилось гоняться на этой трассе…
Жан-Эрик Вернь: Да, и она мне очень нравится. Здорово приехать сюда вместе с Формулой 1 и получить возможность опробовать автодром за рулем фантастической машины. Мне нравилось гоняться здесь в Формуле 3 и в Мировой серии, так что не могу дождаться завтрашней тренировки – уверен, будет интересно!

Вопрос: Вы выступали здесь в Формуле 3 и в Мировой серии?
Жан-Эрик Вернь: В Спа я выиграл три гонки Формулы 3 в один уик-энд , а в прошлом году в двух заездах завоевал второе и первое место. Для меня трассу можно считать удачной – надеюсь, успешная серия продолжится.

Вопрос: Многие считали, что со сменой технического директора в команде возникнут сложности с доработкой машины, однако, судя по всему, процесс продолжается…
Жан-Эрик Вернь: Пока все идет неплохо, команда по-прежнему выкладывается по максимуму, а больше мне сказать нечего.

Вопрос: Вы привезли сюда какие-то новинки?

Жан-Эрик Вернь: Да, у нас есть несколько неплохих доработок - впрочем, я пока не знаю, действительно ли они хороши. Мы привезли сюда несколько модификаций, а также кое-какие перспективные разработки для следующего сезона – в частности, новую переднюю подвеску. Процесс идет по плану, мы с нетерпением ждем начала уик-энда.

Вопрос: Шарль, позади половина сезона – как ощущения?

Шарль Пик: Весьма неплохо. Я доволен тем, как прошла первая половина сезона. Дебютные гонки сложились непросто, мне пришлось многому учиться, но и команда сделала заметный шаг вперед. Мы были вынуждены пропустись зимние тесты, но коллектив выкладывался по максимуму, мы представили немало доработок, и пусть прогресс зачастую не очевиден – наши позиции в пелотоне, к сожалению, не меняются – мы изо всех сил стараемся сократить отставание. Я с нетерпением жду продолжения сезона и возможности опробовать очередной пакет доработок - посмотрим, как он себя проявит, да и сам я постараюсь выступить как можно сильнее.

Вопрос: Полагаю, вы сравниваете себя с напарником и другими гонщиками. Что скажете о вашей борьбе с представителями Caterham?
Шарль Пик: Пока мы не можем навязать им плотную борьбу, но в предыдущих двух гонках – в Хоккенхайме и Будапеште – наше отставание было заметно меньшим, чем раньше. Хочется верить, с новыми модификациями мы подтянемся к ним еще ближе.

Вопрос: Виталий, в нынешнем сезоне вы часто уступали своему напарнику в квалификации, тогда как в гонке оказывались быстрее. Рассчитываете исправить это в оставшейся фазе чемпионата?
Виталий Петров: Конечно! Главное, мы знаем, в чем проблема, и постараемся ее устранить – я сделаю все возможное, чтобы квалифицироваться как можно ближе к напарнику, а там посмотрим.

Вопрос: Во время летнего перерыва вы посетили несколько городов России, о многих из которых мы никогда не слышали. Какую цель преследовали эти визиты?
Виталий Петров: Программа была спланирована моим спонсором – компанией «Вертолеты России», и вместе с ней я посетил два больших города – Ростов и Улан-Удэ. Поездка получилась очень интересной, ведь раньше мне не доводилось там бывать. Знаете, Улан-Удэ находится очень близко к Китаю – буквально реку переплыть, хотя перелет из Москвы занимает шесть-семь часов. Еще я посетил самое большое озеро в мире – Байкал – протяженностью 365 километров: жаль, мы были там всего один день… В любом случае, поездка удалась, и я надеюсь когда-нибудь ее повторить!

Вопрос: Педро, ваша команда заметно прибавила. На какие результаты вы рассчитываете во второй половине сезона, и ваше мнение о перспективах с профессиональной точки зрения?
Педро де ла Роса: Профессиональной? Вы о гонках? Что ж, в первой половине сезона мы добились заметного прогресса в квалификации: если в Австралии команда была вне 107%, то в Валенсии уложилась в 103,4%. Правда, позиции остались неизменными – мы по-прежнему квалифицируемся в последнем ряду, и пусть уже меньше проигрываем поулу, для улучшения результатов этих усилий явно недостаточно. Во второй половине сезона мы обязаны сделать машину еще быстрее – правда, новые доработки мы получим только к этапу в Сингапуре. Такова ситуация, однако мы все равно довольны тем, чего смогли добиться, даже если результаты не отражают прогресс. Уверен, нам по силам сработать еще лучше.

Вопрос: Насколько был необходим летний перерыв? Вы сказали, что команда не подготовила модификации для предстоящих гонок, а если говорить о более отдаленной перспективе?
Педро де ла Роса: Перерыв не имел никакого значения для борьбы в чемпионате, поскольку у нас не было возможности работать над машиной. До ухода на каникулы мы знали, что пакет модификаций будет готов лишь к Сингапуру, и на сегодняшний день ситуация не изменилась. До той поры мы останемся на привычных позициях, а дальше – посмотрим.

Вопрос: Михаэль, еще одно знаменательное событие – 300-й Гран При! Что значит для вас это достижение? Оно приятно уже сейчас, или будет восприниматься ярче спустя несколько лет?
Михаэль Шумахер: Да, приятная цифра – когда я уходил из Формулы 1 в конце 2006 года, я и представить не мог, что когда-либо доберусь до такого показателя. Время прошло, я по-прежнему здесь и отмечаю свой 300-й уик-энд! Помнится, когда-то ходили разговоры о том, сможет ли кто-нибудь превзойти рекорд Рикардо Патрезе в 249 Гран При – я отвечал: «Забудьте, лично мне это ничуть не интересно», а теперь сам выполнил эту задачу. Впрочем, откровенно говоря, я не ставил перед собой цель разменять очередную круглую цифру, но все-таки цифра «300» неплохо смотрится на моей машине!

Вопрос: Полагаю, вы видели плакат болельщиков с надписью «Михаэль, даешь 400 Гран При!» Каковы шансы осуществить это?
Михаэль Шумахер: Пожалуй, шансов нет. Приятно, что болельщики по-прежнему верят в меня: утром мне был оказан очень теплый прием, я стал почетным жителем Спа – пожалуй, сам юбилей в 300 Гран При воспринимается по-особому еще и потому, что он пришелся на бельгийский этап. С этой трассой у меня связано немало воспоминаний: первая гонка, дебютная победа, несколько потрясающих сражений, седьмой титул в 2004-м, 20-летие карьеры в Формуле 1 в 2011-м и вот теперь 300-й уик-энд и статус почетного жителя. Я всегда называл Спа своим домом и теперь могу говорить это официально – лучше не придумаешь!

Вопрос: И все-таки, никогда не говори никогда…
Михаэль Шумахер: Вы про 400 гонок? В данном случае придется сделать исключение…

Вопрос: Дженсон, во время перерыва вы не только приняли участие в состязании «Железный человек», но и организовали свой собственный триатлон – правда, он закончился не совсем так, как вам хотелось. Расскажете подробнее?
Дженсон Баттон: Думаю, нам стоит пропустить эту тему!

Вопрос: Бросьте, вся Великобритания знает, почему бы не рассказать остальному миру…
Дженсон Баттон: Я организовал благотворительные соревнования по триатлону, в тот день вода была весьма прохладной, и спортсмены облачились в плавательные костюмы. Свой собственный я забыл в отеле и потом решил втиснуться в костюм подруги. Поначалу все шло неплохо, но стоило мне оказаться в воде, экипировка стала, скажем так, тесноватой в определенных местах, и на этом гонка для меня закончилась. В общем, плохие и хорошие эмоции одновременно, но соревнования прошли на славу, и мы собрали немало средств.

Вопрос: Ваша цель на вторую половину сезона? Кое-кто считает, что McLaren нужно использовать командную тактику, чтобы вы помогли Льюису Хэмилтону…
Дженсон Баттон: По-вашему, я должен прекратить борьбу за титул только потому, что уступаю напарнику 41 очко? Сам Льюис проигрывает Фернандо ровно столько же и по-прежнему сохраняет шансы на общую победу, так что мой ответ отрицателен: мы будет гоняться в привычном стиле и выкладываться по максимуму.

Предыдущие две гонки сложились для нас очень удачно: в Хоккенхайме я финишировал вторым, а Льюис победил в Будапеште. Мы приехали сюда с намерением показать достойный результат, потому не станем прибегать к каким-то указаниям и постараемся заработать максимум очков не только для себя, но и для команды. Кубок Конструкторов очень важен для McLaren, так что мы должны работать и на него…

Вопросы с мест

Вопрос: (Майк Дудсон – Honorary) Михаэль, поздравляю с 300-м уик-эндом! Во время выступлений за Ferrari вы установили рекорд надежности – более 50 гонок без технических проблем, но с нынешней командой дела складываются не настолько удачно. Вас не посещали мысли перейти куда-то еще, как поступил бы в данной ситуации какой-нибудь 20-летний гонщик?
Михаэль Шумахер: Нет, я об этом не думал – может, еще не поздно! На самом деле, неприятности случаются, и я не раз говорил, что всецело доверяю нашим сотрудникам, поскольку они выкладываются по максимуму. Никто не желает схода с дистанции, каждый работает на пределе, но наши машины предельно сложны, и иногда процесс идет не по плану.

Я понимал, что в этом году мы не сможем бороться за победу в чемпионате, поэтому не слишком расстраивался. Если бы такой шанс у меня был, я бы беспокоился гораздо больше. С нетерпением жду продолжения чемпионата – нам предстоит многое сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Команда старается оптимизировать процессы, мы уже сделали заметный шаг вперед, но требуется еще больше – особенно если говорить о надежности.

Вопрос: (Адриан Хубер – EFE) Михаэль, присоединяюсь к поздравлениям! Вы сказали: «Забудьте о четырехстах Гран При, но, возможно, собрав практически все рекорды в Формуле 1, вы задумаетесь хотя бы о трехстах двадцати семи гонках? Вы помните все свои Гран При? Сколько вы сможете вспомнить, не подглядывая в протоколы и статистику?
Михаэль Шумахер: Сложно сказать, сколько я вспомню – уж точно не все. Сколько гонок я все-таки проведу? Пока не знаю. Определенно, я буду выступать до конца нынешнего сезона.

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Когда вы решите, желаете ли дальше выступать за Mercedes, или когда они сами решат, стоит ли продлять ваш контракт? Есть какой-то крайний срок, или переговоры уже начаты?
Михаэль Шумахер: Некоторое время назад мы говорили о том, что сможем определиться только к октябрю, с тех пор ничего не изменилось, новостей для вас пока нет.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Дженсон, в продолжение вопроса, на который вы ответили, что не станете помогать Льюису. Сегодня Мартин Уитмарш предположил, что в какой-то момент ему, возможно, придется попросить вас содействовать Хэмилтону. Вы готовы вернуться к дискуссии по мере развития ситуации, или ваше мнение в любом случае неизменно, и вы не намерены помогать напарнику?
Дженсон Баттон: Лично мне кажется, что сейчас этот разговор не имеет смысла. Если бы я уступал Льюису 40 очков, и он лидировал в чемпионате, стала бы команда говорить мне – мол, поддержи напарника? По нынешним меркам отставание невелико – его можно отыграть за счет двух побед.

Половина гонщиков опережает напарников, но никто из проигравших не скажет, что собирается помогать коллеге. Всегда есть ощущение, что у вас отличные шансы, и пока вы их сохраняете, вы не выйдете из борьбы.

Мы здесь ради борьбы, каждый из нас стремится максимально успешно выполнить свою работу. Если бы 12 гонщиков боролись за победу, а остальные им помогали, чемпионат получился бы невероятно скучным. Мы продолжим сражаться, пока не одержим победу, или пока остаются хотя бы теоретические шансы на титул.

Вопрос: (Владимир Роговец – Знамя Юности) Михаэль, всем известно, что гонщики весьма суеверны. У вас есть талисман или оберег, без которого вы не рискуете садиться в машину? Возможно, в Спа у вас какой-то особенный оберег?
Михаэль Шумахер: У меня есть оберег, с которым я не расстаюсь уже более двадцати лет – моя супруга. Она приедет на трассу завтра.

Вопрос: (Оана Попоиу – F1Zone.net) Михаэль, вы помните свои ощущения, когда впервые поднялись на подиум? Насколько иным было впечатление от всех последующих достижений?
Михаэль Шумахер: Кажется, это было в Мексике в 1992-м, верно? Возможно, впоследствии ощущение успеха действительно было иным, но разница несущественная: подиум – это всегда здорово! Конечно, многое зависит от обстоятельств: если вы регулярно финишируете в первой тройке, машина позволяет выигрывать гонки, но в итоге вы поднимаетесь только на нижнюю ступеньку пьедестала, это не очень-то радует, и совсем другой случай, если вы вовсе не рассчитывали на хороший результат и неожиданно оказались третьим. В Валенсии я был невероятно рад за себя и команду и испытал практически такие же эмоции, как в далеком 1992-м.

Вопрос: (Габор Джоо – Index online) Михаэль, вы провели 299 Гран При - какой из них считаете лучшим?
Михаэль Шумахер: Я снова назову этап в Сузуке в 2000 году – как по качеству гонки, так по результату и его значимости. Из-за множества различных обстоятельств тот Гран При стал совершенно особенным и для меня, и для многих людей.

Вопрос: (Пьер ван Влье – F1i.com) Вопрос ко всем. Гонки в Спа проводятся с 1925 года – вам доводилось бывать на старой 14-километровой конфигурации трассы и видеть участки вроде скоростного уклона между нынешними поворотами Malmedy и Stavelot?
Жан Эрик Вернь: В те времена я был еще слишком молод!

Михаэль Шумахер: Я тоже их не застал!

Педро де ла Роса: Эй, почему вопрос перешел ко мне? К сожалению, я тоже не бывал на старой конфигурации.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Михаэль и Дженсон, почему гонщикам так нравится трасса в Спа?
Михаэль Шумахер: Есть много причин. Лично я начинал гоняться здесь еще в те времена, когда повороты Eau Rouge и Blanchimont были крайне непростыми – машины тогда строились несколько иначе и на тех участках они ехали буквально на пределе. У трассы свой характер и очень богатая история, конфигурация проходит по естественному ландшафту, сочетает в себе бесчисленные спуски и подъемы – в общем, есть множество факторов, благодаря которым Спа воспринимается как нечто особенное.

Гонщики любят скорость и быстрые повороты, а когда подлетаешь к Eau Rouge… Да, в наши дни гораздо проще проехать его на полном газу, но подобного сочетания вертикальных и боковых перегрузок вы не найдете где-либо еще.

Дженсон Баттон: Да, факторов много. Начнем с истории – если вы давно следите за Формулой 1, вы могли видеть здесь немало захватывающих гонок. Да, за время своего существования трасса заметно изменилась, но она все равно остается уникальной. Конфигурация очень плавная – здесь всего два поворота, которые проходятся на передаче ниже третьей, что весьма необычно для автодрома с таким количеством изломов и виражей. Здесь действительно приятно гоняться – не важно, на какой машине. Пожалуй, по ощущениям сравниться со Спа могут разве что две трассы: Сузука и Сильверстоун. Да, из-за реконструкции бельгийский автодром потерял часть былого характера, но здесь мы по-прежнему покидаем боксы с предвкушением настоящей скорости.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Михаэль, впереди ваша 300-я гонка. У вас по-прежнему столько же энтузиазма, как в дебютных Гран При, и способны ли вы выступать столь же эффектно, как в момент начала карьеры?
Михаэль Шумахер: Думаю, сказав «да», я отвечу на оба вопроса. Можете не сомневаться – я по-прежнему целиком и полностью предан своей работе. Формула 1 – вершина автомобильного спорта, и если вы выступаете здесь, то для этого есть одна причина: желание сработать по максимуму. Конечно, многое зависит от машины, но в кокпите каждый из нас действует в пределах собственных рамок, и в этом-то и заключается вызов: каждому гонщику хочется выйти за пределы этих рамок и превзойти самого себя. Прелесть спорта в том, что здесь сразу становится ясно, удалось добиться желаемого, или нет.

Я наслаждаюсь Формулой 1 на протяжении более двадцати лет и по-прежнему влюблен в нее. Пожалуй, из-за опыта сейчас у меня даже больше возможностей добиваться хороших результатов, а если у нас и случаются проблемы, мне гораздо проще донести до команды суть произошедшего.

Вопрос: (Вальтер Костер – Saarbrucker Zeitung) Михаэль, вы уже являетесь почетным жителем Маранелло, а теперь получили аналогичный статус в Спа. Какие условия нужно выполнить, чтобы получить такое звание, и есть ли у вас некие обязательства?

Михаэль Шумахер: В обоих случаях жители города сами наделили меня столь почетным статусом, что было весьма приятно. Нет, у меня нет каких-либо обязательств, я просто рад быть удостоенным такой чести.

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Через неделю после этапа в Спа нас ждет гонка в Монце – еще одна памятная для вас трасса, Михаэль. Какой из Гран При Италии запомнился вам больше всего?
Михаэль Шумахер: Мы очень неплохо провели этап в 2006 году. Тогда команда довольно долго уступала лидерам чемпионата, но в Италии мы вернули себе шансы на титул. Потом была веселая вечерника, мое заявление об уходе – в общем, особенный уик-энд.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Дженсон, всего год назад вы перешагнули рубеж в 200 гонок, но, принимая во внимание количество этапов в сезоне, рассчитываете ли вы повторить достижение Михаэля и разменять планку в 300 Гран При?
Дженсон Баттон: Конечно, почему бы и нет? Всего пять лет выступлений, все вполне возможно. Не знаю, как я буду чувствовать себя через два года, но пока жажда успеха по-прежнему со мной. Если я ее потеряю, я немедленно повешу шлем на гвоздь. Хорошо, если мне самому придется принимать решение об уходе, но полагаю, что до этого момента еще очень далеко.

Вопрос: (Оана Попоиу – F1Zone.net) Дженсон, вам не доводилось побеждать в Спа. Полагаете, здесь вам откровенно не везет?
Дженсон Баттон: Вряд ли, поскольку явно не повезло разве что в 2010-м году, когда в меня врезался Себастьян Феттель – полагаю, этот момент вы имели в виду. Мне нравится гоняться в Спа: когда в квалификации выжимаешь из машины максимум, испытываешь потрясающие ощущения, поскольку конфигурация не прощает ошибок и заставляет все время пилотировать на пределе. Кроме того, здесь можно обгонять – как в дождь, так и посуху. В Бельгии я несколько раз финишировал на подиуме, но пока не поднимался на верхнюю его ступеньку – надеюсь, такая возможность представится очень скоро.

Вопрос: (Патриция Санчес – La Gaceta) Мы слышали об идее перевести Формулу 1 на электродвигатели. Ваше мнение о такой инициативе? Вам бы понравилось управлять бесшумными машинами? Это безопасно?
Михаэль Шумахер: Похоже, никто из нас не слышал о такой идее. Наши нынешние машины уже используют электрическую энергию – у нас есть KERS!

Вопрос: (Патриция Санчес – La Gaceta) Мой вопрос касается бесшумной Формулы 1. Ощущения остались бы неизменными?
Дженсон Баттон: Пожалуй, мы могли бы добиться приемлемого уровня шума и сберечь наш слух, поскольку нынешние машины очень шумные. И нам не потребовались бы затычки для ушей! В остальном – сложно сказать. Я не представляю, насколько реально построить полностью электрическую машину Формулы 1, и сколько производителей взялось бы за такую задачу.

Педро де ла Роса: Я кое-что слышал об этом. Речь идет о Формуле E, и это совершенно новая эра в автоспорте, хотя, должен признать, мы привыкли гоняться шумно. Несколько лет назад я участвовал в гонке на электрических картах в Финляндии в закрытом помещении, и ощущения были весьма странными: ты тормозишь перед поворотом или начинаешь разгон на прямой, как вдруг рядом с тобой оказывается соперник, приближение которого ты попросту не слышал. Это по-настоящему шокировало, ведь мы привыкли к звуку моторов, однако мы должны оставаться открытыми для перемен. Посмотрим, как будет развиваться ситуация – итог может быть весьма интересным…

Дженсон Баттон: Ты слышишь, как тебя догоняет машина Формулы 1?

Педро де ла Роса: Конечно, особенно если мне показывают синие флаги!

Дженсон Баттон: И ты сразу смещаешься в сторону? Да ладно!

Педро де ла Роса: Я говорил о картинге в закрытом помещении. Не знаю, какими будут ощущения в кокпите Формулы 1, но и сейчас у нас есть возможность кое-что слышать. Возможно, с годами слух ослабевает...

Дженсон Баттон: Тогда ты меня обязательно об этом предупреди!

Педро де ла Роса: Как бы то ни было, я хотел лишь сказать, что грядет новая эра, и мы должны быть открыты для инноваций. Посмотрим, что из этого получится: мы никогда не видели полностью электрическую гоночную машину, и лично мне было бы интересно взглянуть на такую разработку.

Жан-Эрик Вернь: Сложно сказать – возможно, когда-нибудь нечто такое действительно сделают. Честно говоря, я ничего об этом не слышал и не представляю, чего можно ожидать. Я тоже гонялся на электрических картах в Берси, это было весьма интересно, а вдобавок ко всему мы могли слышать реакцию болельщиков, но не знаю, как это будет восприниматься в кокпите Формулы 1.

Михаэль Шумахер: Верно подмечено – возможно, у нас впервые появится шанс услышать болельщиков, а не собственный шум.

Дженсон Баттон: Пожалуй, в таком случае лучше спросить самих болельщиков, ведь для них разница в ощущениях будет намного больше. Конечно, для подобных инноваций есть определенные причины, но фанаты спорта рискуют вместе со звуком потерять часть атмосферы Формулы 1. Как-никак, первое, что ощущаешь, когда приходишь на автодром, это неповторимое звучание мотора.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости