Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Австралии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Луис Перес-Сала (HRT), Пол Хембри (Pirelli), Адам Парр (Williams), Росс Браун (Mercedes AMG Petronas), Эрик Булье (Lotus)

Вопрос: Луис, перед приездом в Мельбурн вам пришлось провести беспрецедентную работу. Расскажите об этом…
Луис Перес-Сала: Для нас сам факт приезда в Мельбурн можно считать успехом, поскольку ситуация действительно была крайне сложной. В начале февраля машина не прошла обязательный краш-тест, и мы до конца месяца работали над этой проблемой. Как только задача была выполнена, мы отправились на обкатку в Барселону, а уже здесь, в Мельбурне, практически всю ночь собирали вторую машину.

В первой части свободных заездов мы участвовали с одной машиной, проехав лишь несколько кругов, а во второй сессии смогли выпустить на установочный круг машину Педро де ла Росы.

Вопрос: Вас беспокоит завтрашняя квалификация? Полагаете, вам удастся вывести на старт обе машины?
Луис Перес-Сала: Это крайне сложно. Я не говорю о скорости – сейчас мы просто пытаемся установить все детали, чтобы завтра по максимуму отработать тренировку, а затем выйти на квалификацию. В Мельбурне мы должны собрать необходимую информацию, чтобы добиться прогресса в последующих гонках.

Вопрос: То есть, по сути сезон для вас начнется в Малайзии?

Луис Перес-Сала: Надеюсь, но посмотрим, как всё сложится. Для нас главное – находиться здесь и иметь возможность набраться опыта. Конечно, команда заметно устала, сотрудники непрестанно работали весь последний месяц – хотелось бы дать им передышку и спокойно проанализировать данные. В Малайзии или Шанхае мы должны начать демонстрировать свою реальную скорость, а затем нужно постепенно прогрессировать по ходу всего сезона.

Вопрос: Удачи!
Луис Перес-Сала: Да, она нам потребуется!

Вопрос: Пол, Pirelli вступает в свой второй сезон – насколько он отличается от предыдущего?
Пол Хембри: Пожалуй, год назад в это же время я мог бы ответить словами Луиса, поскольку срок на подготовку тоже был крайне мал. Опыт – действительно стоящая вещь: вы учитесь даже на мельчайших нюансах, что заметно помогает в мире Формулы 1. Чемпионат сложен не только с точки зрения логистики – есть немало других моментов, которые со стороны попросту незаметны. Пожалуй, сейчас мы чувствуем себя гораздо увереннее, чем год назад.

Вопрос: Команды вновь говорят об износе, каковы отзывы?
Пол Хембри: Пока рано делать выводы. Шины, определенно, изнашиваются, а насколько быстро – сложно сказать. Если бы отзывы были излишне позитивными, Берни Экклстоун устроил бы мне хорошую взбучку! Судя по комментариям гонщиков и инженеров, команды довольны общим балансом, что отчасти объясняется некоторыми усовершенствованиями с нашей стороны. Кроме того, участники чемпионата при разработке новых машин в большей степени учитывали шинный фактор, так что прогресс стал следствием обоюдных усилий.

Вопрос: Если говорить о пройденной сегодня дистанции, а команды совсем недолго работали на подсыхающей трассе, – на какой стадии подготовки к гонке они находятся?

Пол Хембри: Думаю, вам лучше спросить у них. На подсыхающей трассе они наверняка работали по разным программам и выезжали с разным количеством топлива. По итогам тестов основным выводом стало то, что команды заметно подтянулись друг к другу, отрывы существенно уменьшились – надеюсь, всё это обещает интересный сезон!

Вопрос: Адам, в какой мере мы наблюдаем обновленную Williams? В команде произошли определенные изменения, но как обстоят дела в настоящий момент?

Адам Парр: Мы провели кое-какие изменения, но среди них нет кардинальных преобразований, ведь одна из особенностей нашей команды – сохранять общие ценности. Да, к нам пришли новые руководители технических отделов, но основной штат в пятьсот человек остался неизменным.

Я рад, что нам удалось практически полностью перестроить машину, сменить поставщика моторов, не упустив при этом важных факторов. Мы проехали немало километров на тестах, где все прошло гладко. Кроме того, в апреле Клэр Уильямс займет пост руководителя службы маркетинга и коммуникаций, чему мы очень рады. Она принесет огромную пользу Williams, ведь ее практически невозможно обвести вокруг пальца!

Вопрос: У вас два относительно неопытных гонщика, тогда как в предыдущем сезоне в команде выступал ветеран Рубенс Баррикелло. Как прошла смена состава? Может, Алекс Вурц был стоящим вариантом?
Адам Парр: Пока рано судить об этом, не так ли? Бруно и Пастор не первый год выступают в Формуле 1, они вполне конкурентоспособны, хорошо ладят между собой и с командой в целом. Алекс Вурц выступает в роли наставника и куратора, в данный момент такая комбинация работает неплохо.

Вопрос: Каких действий вы ждете от него? Он может свободно беседовать с гонщиками?
Адам Парр: Да, у него есть все необходимые полномочия, он свободно посещает брифинги и сам решает, что делать. Он лучше знает свои обязанности.

Вопрос: Росс, лучшего способа начать сезон, чем оказаться на первой строчке пятничных свободных заездов, просто не придумать?
Росс Браун: Это, определенно, лучше, чем оказаться позади! Правда, позволю себе заметить, что мы не знаем, с каким количеством топлива выезжали команды. У нас было крайне мало времени для работы на сухой трассе, наши гонщики использовали различные регулировки, стараясь собрать как можно больше информации в преддверии завтрашнего дня, в котором у участников будет всего один час тренировки перед стартом квалификации.

Как сказал Пол, мы ещё не разобрались в тонкостях поведения новых шин: тесты на абразивной трассе в Барселоне не позволяют сформировать четкое мнение об износе, стратегии и т.д. Поэтому сегодня мы пытались по максимуму сработать в сложившихся условиях и понять, к чему следует готовиться. Начало сезона воодушевляет, но не стоит переоценивать результаты, ведь по ходу обеих сессий все следовали разным программам…

Вопрос: Вы представили новую машину лишь на вторых предсезонных тестах в Барселоне. Насколько сценарий подготовки к нынешнему сезону отличался от прошлогоднего?
Росс Браун: На этот раз мы подготовились гораздо лучше, чем год назад, когда в той же стадии сезона были явно не в оптимальной форме. Мы до последнего испытывали финальную версию аэродинамического обвеса, проверка закончилась неудачей, вдобавок обнаружились проблемы с охлаждением и другими системами – для исправления потребовалось немало сил и ресурсов. С тех пор мы старались усилить команду и добиться лучшей эффективности, чтобы начать новый сезон более подготовленными. Должен выразить огромную признательность всем, кто участвовал в этом процессе!

Могу повторить слова Адама – мы стремились к прогрессу, стараясь не потерять свои сильные стороны. Боб Белл стал подлинной находкой – он с самого начала участвовал в создании новой машины и принес огромную пользу команде, когда тщательно контролировал график работ и принимал верные решения. Да, во многом мы ещё не добились желаемого, но сейчас команда выглядит намного увереннее, чем двенадцать месяцев назад. И если мы сохраним такой темп прогресса, я могу с оптимизмом смотреть в будущее! Машина быстра, у неё нет проблем с охлаждением, базовые проверки прошли без проблем, и теперь все ресурсы могут быть направлены на поиск резервов скорости.

Вопрос: В паддоке только и говорят о вашем оригинальном переднем антикрыле. Можете прокомментировать ситуацию?
Росс Браун: Могу лишь сказать, что всё это действительно здорово! Для меня притягательность Формулы 1 заключается не только в гонщиках, но в технологиях, инновациях и даже историях, которыми заполнены СМИ. Когда я слышу, что мы должны построить стандартные машины и позволить гонщикам… эти люди упускают саму сущность Формулы 1, которая подразумевает магическое сочетание всех факторов.

Вы сами знаете – у нас есть чемпионы мира, которые в данный момент выступают на не самых быстрых машинах, и это тоже часть истории, это тоже уникальный аспект Формулы 1. Кто-то из лидеров получил более конкурентоспособную технику, тогда как остальным приходится подтягиваться и прогрессировать. Здорово, что люди говорят обо всём этом – сегодня о нас, завтра о ком-либо другом. Как раз поэтому Формула 1 привлекает к себе такое внимание болельщиков!

Вопрос: Эрик, извините, что заставили вас ждать. Насколько серьезной проблемой стал для вас пропуск одной серии тестов в Барселоне?

Эрик Булье: Мы упустили время, которое могли посвятить работе на трассе, приобретению необходимого опыта для наших гонщиков, которые не выступали в предыдущем сезоне. Впрочем, главное то, что наша машина оказалась достаточно надежной и смогла проехать немало километров в Хересе и последующих тестах в той же Барселоне.

Вопрос: В Барселоне Кими Райкконену было некомфортно в кокпите. Проблемы остались, или сегодня все было в порядке?

Эрик Булье: Сегодня мы наблюдали аналогичную картину, но это объясняется, в том числе, новым шасси, которое всегда требует определённой подгонки уже по ходу сессии.

Вопрос: Проблема устранена?
Эрик Булье: Конечно.

Вопрос: Как выступил Роман Грожан? Насколько быстро он изучил трассу? Вы уверены в его способностях?
Эрик Булье: Полагаю, во второй сессии Роман продемонстрировал неплохое знание трассы и свою готовность к борьбе. Утром условия оказались сложными, поэтому мы решили придержать его в боксах и дождаться более оптимальной погоды, чтобы он освоил конфигурацию – к тому же, в воскресенье дождь не обещают…

Вопрос: Кими и Роман сработались? Эти парни весьма различны по характеру…

Эрик Булье: Да, они неплохо ладят друг с другом как напарники. Кими и Роман – профессиональные гонщики, они успешно работают вместе – с этим нет никаких проблем.

Вопросы с мест

Вопрос: (Альберто Антонини – Autosprint) Могу я узнать ваше мнение по поводу гонки в Бахрейне, до которой осталось менее четырех недель?

Росс Браун: Нам хотелось бы туда поехать, в предыдущие годы Гран При Бахрейна всегда удавался на славу. Сейчас в стране есть определенные проблемы, надеюсь, большая часть из них уже позади, и если гонка поможет вернуть всё на свои места, мы должны этому способствовать.

Необходимо пристально следить за ситуацией и затем принять решение. Те, кому довелось побывать в Бахрейне, утверждают, что сейчас обстановка там намного лучше, чем 12 месяцев назад – если Формула 1 способна закрепить эту тенденцию, было бы неплохо попытаться это сделать. Определенно, в стране стало гораздо спокойнее…

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Говорят, в адрес FIA было направлено письмо с предложением закрепить пункты Соглашения об ограничении ресурсов. Если информация верная, скажите, кто из команд подписался под письмом, кто остался в стороне, и чего вы рассчитываете добиться?
Росс Браун: Я отвечал на предыдущий вопрос.

Адам Парр: Думаю, тебе следует ответить и на этот.

Эрик Булье: Мы переписывались с FIA по многим вопросам, и одним из них действительно было Соглашение об ограничении ресурсов с предложением к федерации принять участие в процессе и повысить значимость документа через механизм правил. Мы вышли на Жана Тодта с инициативой создать рабочую группу и подробнее обсудить ситуацию.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Я также спросил, кто подписал письмо, а кто – нет… Оно было единодушно одобрено?

Эрик Булье: Практически – большинство команд поставило свою подпись.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Большинство? Кто не подписал?

Эрик Булье: Не важно.

Адам Парр: Полностью согласен со всем, что сказал Эрик.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) Эрик, в двух сегодняшних сессиях Кими проехал довольно мало кругов. Все дело в посадке в кокпите, или вновь возникли проблемы с рулевым управлением?
Эрик Булье: Вторая сессия прошла полностью по плану. Мы не собирались работать на мокрой трассе и просто ждали, когда асфальт немного подсохнет.

Вопрос: (Майк Дудсон – Honorary) Меня заинтересовали слова Росса о привлекательности технической стороны Формулы 1. Здесь всегда есть место вызову, который, впрочем, обходится вам в миллионы долларов. Некоторые из вас держат более сотни специалистов только в отделе аэродинамики – скажите, можно ли здесь добиться экономии, устраивающей адептов техники? Скажем, за счет днища стандартной конфигурации…
Росс Браун: Я в какой-то степени противник появления стандартных деталей. Вместе с тем я сторонник концепции, заложенной в соглашение об ограничении расходов, согласно которой у нас есть определенная сумма и возможность нанять определенное количество людей. Затем мы стараемся заполучить лучших специалистов и выигрываем гонки исключительно за счет того, что эти сотрудники работают лучше своих коллег в других командах, а не за счет двукратного превосходства в бюджете или чего-либо ещё.

У Mercedes нет намерений «раскатать» всех соперников за счет неограниченных ресурсов и выиграть благодаря солидному финансированию. Мы ведем себя очень сдержанно и хотим, чтобы Формула 1 стала примером разумного подхода к спорту : уверен, Соглашение об ограничении ресурсов и корректные правила – лучший способ добиться такой цели.

Есть мнение, что при ужесточении бюджетных рамок нам следует не допустить смещения акцента в сторону аэродинамики, как области с наиболее высокой рентабельностью и отдачей – правила должны оставлять свободу действий, при этом не допуская одностороннего подхода. Я не одобряю идею стандартизации деталей, но считаю возможным установить более строгие ограничения.

Адам Парр: Соглашусь с Россом. Основным способом сдерживания расходов должен быть тщательный контроль затрат – как раз эту цель преследует Соглашение об ограничении ресурсов и, отчасти, Сингапурское соглашение, подписанное командами приблизительно полтора года назад. Данный вариант оптимален, поскольку в предыдущие годы все попытки контролировать издержки за счет технических ограничений приводили лишь к смещению акцента в другую область.

Одновременно есть необходимость оценить компоненты машин, которые стали исключительно сложными: скажем, сейчас у нас есть около 130 форм для одного лишь воздуховода тормозов – не думаю, что это каким-то образом влияет на зрелищность гонки.

Зрелищности способствуют разумные инициативы, которые, в свою очередь, возможны лишь при ограничении общего бюджета – в противном случае большие деньги приведут к все более изощренным разработкам. Нужно учитывать все факторы, и как сказал Росс… Впрочем, пару дней назад я прочитал, что Берни Экклстоун считает необходимым снизить бюджеты команд – можно сказать, что консенсус в данном вопросе достигнут.

Эрик Булье:
Поддерживаю точку зрения моих коллег. Ограничение расходов – оптимальный вариант, нужно лишь слегка скорректировать технический и спортивный регламенты для большей экономии, сохранив при этом сущность Формулы 1.

Луис Перес-Сала: У нашей команды, пожалуй, самый скромный бюджет в пелотоне, и нам будет нелегко его сократить, не так ли? Тем не менее, даже мы пытаемся добиться экономии, хотя это действительно непросто. Не знаю, какие меры будут оптимальными – возможно, ограничение будет закреплено в правилах…

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Росс, вы говорили о магической привлекательности Формулы 1. Недавно Флавио Бриаторе заявил, что сейчас в чемпионате все решает скорость машины, а мастерство гонщика не является таким важным фактором, как в прошлые годы, да и сами гонщики не так интересны. Вы с этим согласны?
Росс Браун: Здесь важен баланс – никто не хочет, чтобы машина была определяющим фактором. Точно так же нам не нужна ситуация, в которой отличный гонщик получает неконкурентоспособную технику – это тоже не идет на пользу. В команде всегда выступают два спортсмена, между которыми разворачивается соперничество, и если машина очень хороша, в дело вступает личный фактор.

Победа в чемпионате редко достается посредственному гонщику – чаще её празднуют самые достойные, так что главное – добиться оптимума. Впрочем, если хотите, можно создать нечто вроде GP1 со стандартными машинами – вы сами удивитесь, как быстро пропадет интерес к такой «Формуле 1».

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Я хотел бы вернуться к вопросу о письме. Здесь присутствуют четверо руководителей команд – вы подписывали письмо?
Росс Браун: Да, мы подписали.

Адам Парр: Вы действительно считаете, что я мог не подписать письмо, касающееся снижения расходов?

Росс Браун: Команды обратились к FIA с просьбой продолжить процесс снижения расходов – у федерации тоже есть такие планы, так что письмо стало жестом поддержки. Мы заявили о своем желании дальше сокращать издержки и искать новые способы их контролировать. Если небольшие команды из хвоста пелотона станут рентабельными, это пойдет на пользу всей Формуле 1, так что задача вполне стоящая.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) На прошлой неделе выяснилось, что доля Lehman Brothers в Delta Topco должна быть продана к середине 2014 года. Заинтересованы ли вы – лично или как группа инвесторов, в лице команды и всей FOTA в покупке этой 15,3% доли в «пироге Формулы 1»?
Росс Браун: Что вы подразумеваете под личным интересом – мой собственный или интерес команды? В любом случае, мы такой вариант не рассматривали.

Эрик Булье: Нами подобный вопрос тоже не обсуждался.

Вопрос: (Вей Ан Мао – La Vie Creative) Вчера я задал этот вопрос гонщикам, сегодня спрошу вас. Этап в Мельбурне присутствует в расписании чемпионата с 1996 года – насколько важно сохранить эту гонку в будущем? Может, после 2015 года следует проводить ее в ночное время?
Эрик Булье: В этом году гонка проходит чуть позже, чем прежде, однако за время уик-энда в Альберт-Парке побывает почти триста тысяч человек – так почему бы не продолжить эту традицию?

Росс Браун: Нам нравится быть здесь – это отличное место, а город и местные болельщики буквально полны энтузиазма. Гонка по-настоящему интересная, поэтому мы должны найти способ сохранить её в календаре. Если решением станет ночной этап, нам следует реализовать его, но лично мы – а я говорю за всю команду – будем крайне разочарованы, если вдруг не сможем гоняться в Австралии. Это лучший вариант начала сезона.

Адам Парр: Недавно я был в западной части Австралии и заметил интересную особенность: если в той области количество туристов в 2011 году снизилось на 20%, то в штате Виктория поток только вырос. Здесь проводится бесчисленное множество захватывающих мероприятий, что делает Мельбурн одним из самых привлекательных городов мира. Если ночной Гран При сможет привлечь еще большую зрительскую аудиторию, данный вариант заслуживает пристального рассмотрения, но, как сказал Росс, что бы ни случилось, мы всегда будем ждать возвращения в Альберт-Парк. Это действительно фантастический уик-энд!

Пол Хембри: Согласен. Организаторы вложили немало сил в создание общей атмосферы уик-энда. Если прогуляться по парку, можно увидеть много интересных мероприятий, а если вы следите за австралийским автоспортом, вы и без меня знаете, что гонки им удаются на славу. Есть и другие стоящие события вроде выставки Clipsal – окажетесь в Аделаиде, непременно посетите! Пока Гран При приносит прибыль и нравится болельщикам, все будут рады из года в год сюда приезжать.

Луис Перес-Сала: Я ездил по трассе в Аделаиде и здесь, в Альберт-Парке, в 1999 году, когда выступал в Lamborghini Trophy. Фантастическая трасса, потрясающие болельщики – это действительно великолепное место.

Вопрос: (Наосе Хологан – ManipeF1) Адам упомянул слова Берни Экклстоуна об ограничении расходов. Скажите, насколько едины команды в своем мнении по данному вопросу? Сейчас он всерьез обсуждается, тогда как два года назад большинство участников выступало против снижения бюджетов – что изменилось?

Адам Парр: Думаю, следует уточнить – господин Экклстоун говорил о сокращении бюджетов, тогда как команды придерживаются Соглашения об ограничении ресурсов и сингапурских договоренностей – не думаю, что сейчас нам стоит менять подход. Впрочем, главное – FIA и команды едины в том, что снижение расходов должно продолжаться.

Вопрос: (Мэтт Кох – PitPass.com) Луис, насколько вы уверены в том, что вашего бюджета хватит до конца сезона?
Луис Перес-Сала: Уверен, мы проведем весь сезон – финансирования хватит.

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Росс, FIA сочла ваш новый воздуховод соответствующим регламенту. По-вашему, сколько времени потребуется соперникам, чтобы скопировать это решение? Полагаете, вы получите временное преимущество, как было в случае с BrawnGP и двойным диффузором?

Росс Браун: Инновации – живительная сила Формулы 1, я об этом уже говорил. Не буду останавливаться на том, что в данном случае называют воздуховодом – забавно, что они выбрали именно это наименование, поскольку я сам не представляю, что оно на самом деле значит.

Да, у нас есть интересная система, технически не слишком сложная – уверен, соперники уже присматриваются к ней и решают, стоит ли делать нечто подобное. Правда, новая разработка не настолько принципиальна, как двойной или выдувной диффузоры, использовавшиеся в предыдущие годы. Да, она обеспечивает прирост в скорости, и потому мы её используем, но выигрыш в данном случае не слишком велик.

Адам Парр: Приятно слышать – теперь мы можем прекратить разработку собственного аналога.

Росс Браун: А я хотел бы, чтобы вы потратили на нее все свои деньги, пока мы занимаемся другими идеями!

Адам Парр: Думаю, мы бы быстро разобрались, что к чему!

Другие новости