Гран При Монако : Пресс-конференция в четверг

Независимость Land Rover Материал подготовлен при спонсорской поддержке
компании "Независимость Land Rover"
- официального дилера Land Rover в России

Участники: Герхард Бергер (Toro Rosso), Стефано Доменикали (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull), Виджей Малья (Force India), Адам Парр (Williams).

Вопрос: Первый вопрос – о будущем Формулы 1. Ограничение бюджета, KERS, новый регламент, о чем бы вы хотели поговорить?
Кристиан Хорнер: Следующий год станет настоящим вызовом – нас ждут серьезные изменения в техническом регламенте и дебют KERS. Главное – правильно распределить ресурсы, дорабатывая нынешнюю машину, которая вскоре безнадежно устареет. Слики, KERS, новая аэродинамика – мы увидим совершенно иную Формулу 1.

Вопрос: Какую сумму средств вы инвестируете в разработку KERS? Или вы предпочли довериться своему поставщику двигателей?
Кристиан Хорнер: В этом вопросе мы тесно сотрудничаем с Renault, но это непростая работа, поскольку нужно адаптировать систему к шасси и не забыть о безопасности.

Вопрос: Стефано, что вы думаете?
Стефано Доменикали: Я могу просто повторить слова Кристиана. Да, впереди серьезное испытание, сейчас мы целиком сосредоточены на доработке F2008, но пора думать о новинке для следующего сезона. Что касается KERS – это глобальный проект, и есть ряд вопросов, требующих решения, ведь мы должны предложить нашим клиентам конкурентоспособную разработку. Ситуация непростая, но нужно сделать все, чтобы и в следующем году бороться за победу в чемпионате.

Вопрос: Доктор Малья, что вы думаете об ограничении размеров бюджета?
Виджей Малья: Я всегда понимал, что небольшие независимые команды, как Force India, будут приветствовать эту идею – в противном случае разрыв между заводскими командами и частниками продолжал бы увеличиваться. Возьмем, к примеру, KERS – я уверен, что нам нет смысла производить эту систему самостоятельно, мы используем двигатели Ferrari и целиком полагаемся на их разработки, надеюсь, цена будет доступной. Я всегда поддерживаю то, что снижает расходы.

Вопрос: Герхард, ваши мысли?
Герхард Бергер: Виджей, Стефано не говорил тебе, что Ferrari предоставит нам KERS совершенно бесплатно?

Виджей Малья: Фантастика!

Герхард Бергер: Очевидно, идея ограничения бюджета нравится всем, но все зависит от выбранного подхода. Если взглянуть на ситуацию глазами автопроизводителя, оценка будет иной, нежели со стороны частника. Независимым командам вроде Force India и Williams трудно формировать бюджет, позволяющий бороться в лидирующей группе, и в FIA просто обязаны найти компромиссное решение, чтобы в Формуле 1 выступало не 18-20 машин, а 24-26, и конкуренция была на очень высоком уровне. Уверен, все получится.

Вопрос: Адам, ваше мнение?
Адам Парр: Как сказал Кристиан, 2009-й станет годом перемен, но это очень интересно. Идет ли речь о KERS или новой аэродинамике, это своего рода революция. Спорт привык мыслить стратегически, он должен внести свою лепту в решение проблемы глобального потепления, а для инженеров нет ничего лучше после нескольких лет стабильности получить новый проект, поэтому Патрик Хэд и Сэм Майкл так воодушевлены, несмотря на наш весьма скромный бюджет. Если говорить об ограничении финансирования – это важно для будущего спорта, но здесь не все так очевидно. Впрочем, одно замечание – сейчас мы тратим на разработки в три раза больше средств, чем десять лет назад, а кто-то тратит в три раза больше нашего. Это неприемлемо.

Вопрос: Кристиан, в этом году машины Red Bull и едут быстрее, и ломаются реже. Цель команды не изменилась?
Кристиан Хорнер: Зимой мы много работали над надежностью, и пока все идет неплохо – в четырех гонках мы набирали очки, а машина с каждым разом ехала быстрее. Нужно продолжать в том же духе, но все не так просто – на пятки наступают Williams, Toyota, Honda, Renault, битва за 4-е место весьма ожесточенная.

Вопрос: Стефано, после Гран При Турции вы сказали, что в McLaren выбрали очень агрессивную стратегию, и Ferrari будет иначе готовиться к этапу в Монако. Не могли бы пояснить свои слова?
Стефано Доменикали: Как вы знаете, в прошлом году в Монако и Канаде Ferrari смотрелась неубедительно. Мы пытались выявить причину неудач, старались применить иной подход, экспериментировали с шинами. Так мы готовились к этому уик-энду, и после первых тренировок могу сказать, он будет непростым – соперник очень силен. Мы планируем прибавить, но отрыв небольшой, и нужно бороться до конца. В субботу и воскресенье нас ждет капризная погода, ситуация может измениться. Требуется предельная концентрация.

Вопрос: Доктор Малья, расскажите нам о популярности Формулы 1 в Индии. Эта огромная страна – новая для чемпионата, который вы представляете.
Виджей Малья: В Индии проживает 1,2 миллиарда человек, и если посмотреть на долю среднего класса – это 300 миллионов человек сейчас и 400 миллионов к 2010 году. Все меняется, доходы увеличиваются, и это результат не только роста экономики, но и благоприятной демографической ситуации: в моей стране живет 500 миллионов молодых людей в возрасте до 25 лет.

С молодостью приходит вдохновение. Все играют в крикет, и поэтому индийская Премьер-Лига так сильна. Это своего рода религия, но мы хотим чего-то нового, вызывающего, привлекательного – и у Формулы 1 есть все эти качества. Наши фанаты просто влюблены в скорость, а это хорошо для всех, поскольку у индийского рынка большой потенциал. Разумеется, мы должны показать им, на что способны. Мы купили команду, прозябающую в хвосте пелотона, и добились серьезного прогресса. Надеюсь, в 2009-м с новой машиной мы будем еще конкурентоспособнее.

Вопрос: Герхард, вы привезли в Монако новую машину, хотя многие считают этот шаг рискованным. Нельзя было отложить дебют до Гран При Канады?
Герхард Бергер: Дебют новинки должен был состояться еще на предыдущем Гран При, но мы не успели подготовиться. Можно было подождать до Канады, но чем быстрее мы выведем STR03 на трассу, тем быстрее научимся с ней работать. Да, ситуация не из приятных, но мы справимся.

Вопрос: Это серьезное испытание для команды?
Герхард Бергер: Да. В Монако трудно строить планы, Стефано уже сказал о капризах погоды. Посмотрим, как пойдут дела. Сегодня мы проехали хорошую дистанцию без каких-либо проблем. Настроить машину было непросто, но с точки зрения надежности все в порядке.

Вопрос: Адам, вы впервые присутствуете на пресс-конференции. Расскажите о своей роли в команде.
Адам Парр: Как вы, наверное, знаете, в этот уик-энд мы отмечаем 600-й Гран При Фрэнка Уильямса в Формуле 1. Команда всегда дорожила своей историей, а Патрик и Фрэнк по-прежнему влюблены в автоспорт и работают с удвоенной энергией. Мы верим в то, что делаем, и хотим одного – побед в гонках.

Вопрос: Как вы прокомментируете тот факт, что этот Гран При – первый, который Макс Мосли пожелал посетить?
Герхард Бергер: Это личное дело Мосли. То, что произошло с ним, взрослым человеком, не является противозаконным, и я удивлен, почему к этому приковано такое внимание, словно все вокруг сразу стали белыми и пушистыми. Думаю, неправильно связывать неприятный инцидент с профессиональной деятельностью Макса Мосли. Я давно в Формуле 1 и видел многое, вряд ли кто-то сделал для безопасности спорта больше него. После Имолы’94 году Формуле 1 требовался сильный лидер, способный изменить практически все – трассы, крэш-тесты. Если бы в то время кто-то из пилотов попал в аварию, подобную аварии Кубицы на Гран При Канады’07, у него не было бы ни единого шанса.

Кроме того, Мосли всегда уделял внимание безопасности на дорогах, участвовал в работе системы EuroNCAP, которая спасла немало жизней. Несправедливо оценивать его так, как делают некоторые. Будущее FIA должны решать он сам и Всемирный Совет, а не мы или газеты. Я знаю одно – спорту нужен лидер, понимающий суть дела. Такой, как Макс Мосли.

Адам Парр: Без комментариев.

Кристиан Хорнер: Многое было написано и сказано, но мы приехали сюда ради гонки и думаем только о спорте. Это внутренняя проблема FIA и Мосли, мне нечего добавить. Как сказал Герхард, он многое сделал.

Стефано Доменикали: Думаю, мы уже озвучивали свое мнение. Все зависит от личной ответственности – я думаю только о команде.

Виджей Малья: Я хорошо знаю Мосли как Президента FIA. Федерация решит, что нужно делать.

Вопросы с мест

Вопрос: (Андреа Кремонеси – La Gazetta dello Sport) Я хочу спросить вас, считаете ли вы, что между Мосли и Экклстоуном пробежала черная кошка? Думаю, вы читали письмо Мосли к руководителям национальных федераций и ответ Экклстоуна, опубликованный в The Times.
Герхард Бергер: И снова – это не наше дело. Нужно смотреть на ситуацию со спортивной точки зрения, мне нечего добавить.

Адам Парр: Несомненно, это дело привлекает к себе массу внимания, но трудно понять, что происходит на самом деле. Это словно Холодная война, когда люди Кремля наблюдали майскую демонстрацию и думали, стоит ли вторгаться в Югославию. Я не в курсе событий.

Кристиан Хорнер: Мне нечего сказать. Мы здесь ради гонок.

Стефано Доменикали: Я видел письмо к национальным Федерациям, но не видел ответ Экклстоуна. В любом случае, эта война невыгодна никому.

Виджей Малья: Я видел письмо Мосли, в котором он пояснил свою позицию и оставил за членами Совета право вынести решение, а что касается склоки между ним и Экклстоуном, они давно знают друг друга, это их личное дело.

Вопрос: (Марко Евангелисти – Corriere dello Sport) Стефано, я попросил бы вас еще раз пояснить позицию Ferrari насчет ограничения бюджета. Станут ли растущие цены на нефть проблемой, будут ли нефтяники поддерживать спорт?
Стефано Доменикали: Что касается ограничения бюджета, здесь наше мнение совпадает с мнением других команд и FIA. Это неплохая идея, но нас беспокоит процедура контроля. Если есть ограничение, оно должно быть жестким, а при наличии всевозможных исключений из правил легко найти лазейку и тратить деньги так, как вздумается.

Вопрос о нефтяниках – проблема для всех. К счастью, у нас нет разногласий с Shell, мы намерены сотрудничать и впредь, но высокие цены на нефть могут негативно сказаться на других аспектах Формулы 1.

Виджей Малья: Меня больше волнует то, как растущие цены на нефть отразятся на деятельности Kingfisher Airlines, нежели на Формуле 1. У нас нет нефтяных спонсоров, но рост цен на энергоресурсы, в котором Буш обвиняет растущее потребление в Китае и Индии – чему я лично не верю – заставляет всех повышать расходы.

Герхард Бергер: Для Формулы 1 нет ничего лучше экономии, и рост цен не способствует ей. Надеюсь, негативный эффект будет минимальным.

Адам Парр: Наши спонсоры – крупные мировые корпорации, которым важно видеть, что мы не сжигаем топливо исключительно ради веселья, поэтому мы поддерживаем энергосберегающие технологии вроде KERS. У всех свои цели, но те, кто говорит с нами, имеют право требовать от нас таких инициатив, и речь идет не только о нефтяниках.

Кристиан Хорнер: Высокие цены на нефть не уменьшили число яхт, пришвартованных в гавани Монако, но именно они определяют состояние мировой экономики, а Формула 1 зависит от ситуации на финансовых рынках, и в случае кризиса пострадает первой. Правда, сейчас интерес к ней просто невероятный.

Вопрос: (Уилл Бакстон – Australian Motorsport News) Вопрос ко всем: расскажите, как продвигается подписание нового Договора Согласия? Есть проблемы? Если да – как их решать?
Стефано Доменикали: Наверное, мне легче всех ответить на этот вопрос. Если я не ошибаюсь, Ferrari еще в январе 2006 года объявила о подписании соглашении с FIA и FOM, рассчитанного на пять лет.

Адам Парр: Это было в 2005-м, мы подписали точно такое же соглашение несколькими месяцами позже. Ferrari и Williams готовы остаться в Формуле 1 еще на пять лет, это основа нашего сотрудничества с FIA, FOM и другими командами.

Вопрос: Что скажет Red Bull?
Кристиан Хорнер: Red Bull подписала соглашение после Ferrari и раньше Williams, но это не главное. Важно, чтобы все действовали в рамках одного договора. У каждой из команд свои причины выступать в Формуле 1, надеюсь, принятие Договора Согласия позволит решить многие проблемы.

Виджей Малья: Мы всегда придерживались Договора Согласия, и единственное, с чем мы не согласны, это статус клиентских команд – в Договоре сказано, использование клиентских шасси недопустимо. Сейчас действует неформальное соглашение, но с 2010 года Формула 1 должны стать чемпионатом конструкторов.

Герхард Бергер: Все уже было сказано. Есть пара проблем, но это уже детали. Посмотрим, каким будет финальный вариант документа.

Вопрос: (Паскаль Дро – Auto Hebdo) Герхард, есть ли возможность разместить часть акций формульной команды на бирже и привлечьдополнительные средства?
Герхард Бергер: Я не думал об этом, не знаю. Проблема в том, кто владеет этими акциями, как расходуется бюджет. У нас невероятные издержки, поэтому трудно финансировать команду за счет рынка.

Вопрос: (Паскаль Дро – Auto Hebdo) Но размещение акций приносит деньги, которые если и не позволят обеспечить команду, то помогут сделать шаг вперед.
Герхард Бергер: Я не совсем понимаю суть вопроса.

Вопрос: (Паскаль Дро – Auto Hebdo) Размещение акций позволяет привлечь средства на развитие, а не на повседневные расходы.
Герхард Бергер: Проблема в бюджете на развитие, который нужно экономить. С поддержкой производителя легче. Вы правы, частник может привлечь ресурсы с помощью продажи акций, но управлять этими ресурсами намного сложнее, чем получить их.

Вопрос: (Андреа Кремонези – La Gazetta dello Sport) Стефано, вчера Рори Берн встречался с Максом Мосли. О чем шла речь? Какова роль Берна в Ferrari? Как мне кажется на встрече был кто-то еще…
Стефано Доменикали: На встрече обсуждались отдельные положения Технического Регламента и технология KERS, планировалось присутствие Чарли Уайтинга – ничего особенного. Рори – консультант Ferrari, курирующий отдельные проекты, он по-прежнему горит желанием работать и всегда находится на связи с командой, даже если отдыхает в Тайланде.

Вопрос: (Алан Балдуин – Reuters) Герхард, до ухода из Формулы 1 Super Aguri вела переговоры с инвесторами из ОАЭ, речь шла о значительных финансовых вливаниях. По словам Дитриха Матешица, ваша команда тоже выставлена на продажу. Недавно вы посетили Ближний Восток – вели переговоры с теми же структурами?
Герхард Бергер: В данный момент мы не ведем никаких переговоров, я не знаю инвесторов из ОАЭ. Как сказал Дитрих, он не готов тянуть вторую команду, и если клиентские шасси окажутся под запретом, Toro Rosso будет продана.

Вопрос: (Панос Диамантис – Car Driver) Господин Хорнер, после того, как Red Bull стала спонсором раллийной команды Citroen, французский концерн заявил о своем желании прийти в кольцевые гонки. Он планирует появиться в Формуле 1?
Кристиан Хорнер: Нет, сотрудничество с раллийной командой – дело Red Bull Group, спонсирующей разные виды спорта. Логотип компании можно увидеть во многих автомобильных журналах, а в WRC она была практически не представлена. Мне неизвестно о планах Citroen, касающихся Формулы 1. У нас договор с Renault, а все сообщения об ином поставщика двигателей, не более чем слухи.

Другие Новости по теме
Другие новости